?

Log in

No account? Create an account

...

Читала сегодня у miss_tramell про Собчак.

Я вообще последнее время не перестаю восхищаться этой женщиной.

* Замуж по любви - вышла
* Ребенка здорового выносила, родила и сама до сих пор вполне себе газель осталась. Голову моет, ногти не грызет, книжки читает
* Мужа посадила дома с ребенком и умилялась вместе со зрителями, какой он прилежный папа
* Баллотировалась в президенты!
* Нашла любовника, изменила мужу и не признается
* Когда мужу добрые люди донесли, и муж набил морду любовнику, даже усом не ведет

И все недовольны, и все ее осуждают! В основном осуждают женщины, что мне совсем странно.
А потому что надо идти до конца и не останавливаться!

* Если бы Собчак сейчас принесла в подоле мужу еще ребенка от любовника
* И посадила бы мужа дома уже воспитывать двоих
* Тогда бы она имела все шансы на победу в следующих президентских выборах

Потому что только танком на всей скорости надо. Так победим!

Не понимаю

Самой большой загадкой в жизни для меня до сих пор остается то, что люди во что бы это ни стало хотят понимать друг друга.

Люди готовы до бессилия блуждать в лабиринтах собственной фантазии, пытаясь оформить в некие рамки и дефинировать других, люди нервничают и ерзают на месте, когда бесконечно пытаются убедиться в том, что они друг друга поняли, люди доводят себя до эмоционального истощения, стремясь сделать окружающих для себя прозрачными, а потом до бешенства, когда уже чувствуют себя клоунами. Люди становятся жертвами собственных великих озарений, пророчеств и только им одним открывшихся истин в отношении других. Они с большим достоинством прилипают ко всему этому мусору, а потом еще умурдяютcя сделать эту мусорную кучу центром своей вселенной. Смеяться над такими грех, потому что это у них все от излишней доброты. Доброта это святое.

Не то, чтобы я осуждала это стремление. В конце концов, стремление как стремление - "хочу во что бы то ни стало понять другого". Природа моего непонимания в другом. Я искренне недоумеваю, неужели людям больше некуда инвестировать свои эмоциональные и логические ресурсы, кроме как в великое дело - "понять другого"? Вот откуда у людей такие потенциалы для щедрости? Они наверное сами - такие единороги, нарисованные одной замкнутой линией на абсолютно белом листе - все им про себя самих уже предельно ясно и смысла нет никакого себя самих немного для лучшего понимания еще разок поизучать.

Может это конечно у меня от скупердяства - я сначала все для себя любимой, а потом, что останется - другим. В постыдном и неприятном деле под названием "изучение себя самой", у меня потом уже никаких ресурсов на попытки понимания других не остается. Это ужасно. Наверное я не единорог, а упырь какой-то.

Потом. А что люди делают, когда добьют себя и другого обоюдным пониманием, куда они после этого с этим "кладом"?

Не понимаю

кабинет физики - 14

"Perhaps the most robust finding in the psychology of judgment is that people are overconfident." De Bondt and Thaler (1995)

Это можно перевести как "Возможно самое важное открытие в психологии оценочных суждений это то, что люди переоценивают свои способности."

"Only losers reveal their strategies" - можно перевести как "Только неудачники выдают свои стратегии". Я не уверена на 100%, что эта цитата Ричарда Талера, но я почти уверена, что это сказал он, хотя я и не могу сейчас найти документального подтверждения.

Ричард Талер, выдающийся ученый нашего времени в области Behavioral economics (Поведенческая экономика), лауреат Нобелевской Премии в 2017 году за вклад в экономику.

Эти две фразы

"Возможно самое важное открытие в психологии оценочных суждений это то, что люди переоценивают свои способности."
"Только неудачники выдают свои стратегии."

несколько лет назад радикально перевернули мою картину мира. С тех пор все мое экономическое сознание, да и не только экономическое крутятся вокруг этих двух фраз. Как я уже писала "Поведенческая экономика" очаровала меня, когда я училась в университете, меня тянуло к ней настолько, что я готова была не спать ночами, а только читать что-то новое на эту тему. Но у этой экономической дисциплины, как впрочем и у любой другой, есть своя "ахиллесова пята". Поскольку это направление больше задействовано с психологией, а не с математикой, и исследовательские методы больше связаны с подсчетом опросов, нежели чем со сложными статистическими моделями, то зачастую интересуются этой областью экономисты, у которых туго с математикой и статистикой. Зато люди эти в большинстве своем движимы добрыми намерениями и пылким желанием спасти человечество. Ну то есть аксиома обычной жизни - люди если добрые, то обязательно глупые.

Меня же интересовали знания из реального экономического экшэна - бэнкинг, биржевое дело - где "поведенческая экономика" собственно изучает психологию принятия экономических решений, то есть психологию инвесторов. Поэтому я решила приставать с идеями Behavioral Finance (психология поведения инвесторов) к тому самому профессору-зверю с кафедры Банкинга, у которого в плане математики и логики мозги как лезвие, но при этом он убежденный мизантроп, совершенно не желающий никого спасать, а даже наоборот, считающий, что использование идиотов с фантиками-банкнотами в целях наживы это свет надежды и справедливый инструмент человеческой эволюции.

Поэтому я, как настоящая русская, у которых природная тяга к аферизму - так, по крайней мере, мне объяснил один доктор исторических наук и мой учитель немецкого языка тут в Мюнхене (я говорила, что это простая русская смекалка, а он, сверкая глазами, настаивал, что это обычный аферизм!), решила поступить по заветам классической литературы, которую я тоже люблю. Как там мечтала Агафья Тихоновна?

- "Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколь-нибудь развязанное, какая у Балтазара Балтазаровича, да, пожалуй, прибавить к этому еще дородности Ивана Павловича — я бы тогда тотчас же решилась"

Я же, в отличие от героини пьесы Гоголя, как увидела поле для смекалки, то решилась сразу. Мало того, начала реализовывать свои мечты наяву. Я выбрала тему для своей дипломной работы из области накопительного пенсионного страхования, где можно исследовать возможности для применения экономических моделей в пользу повышения эффективного накопительного процента, если людей мотивировать часть своей пенсии, например, раз в полгода самостоятельно перемещать между предложенными иннвестиционными возможностями (в Швеции, к слову, подобная система уже много лет успешно задействована). Таким образом, у простых людей не просто просыпается естественный интерес к знаниям и информации из области финансового инвестмента, но и вкупе со знаниями появляется импульс смелее инвестировать другие свои сбережения на финансовом рынке.

Профессор-зверь ответил мне, что эта behavioral муть никому не нужна и что я, кажется, не очень умна. К последнему у меня собственно претензий не было. Но только к последнему, поэтому - продолжение следует.

Верный метод

Несколько лет назад я училась капитанскому яхтингу в Черногории в одной русской школе. Барышни студентки там, понятное дело, редкость. В основном учатся мужчины. И естественно, поскольку школа русская, то и студенты там большинство русские. Курс длился две недели, за это время мы все успели сдружиться и обсуждали уже многие темы, в том числе и жизненные. Это было, пожалуй, в первый раз в моей жизни, когда я так много общалась не просто с русскими мужчинами (которые говорят по-русски), а вообще с такими настоящими русскими-русскими, у которых в России танк в гараже и медведь с балалайкой дома(шучу).

Конечно же было множество дискуссий на тему ролей для мужчины и женщины (русские-русские мужчины почему-то любят со мной об этом спорить). Я настаивала, что мужчина должен быть прежде всего красив, хорошо помыт, с головы до ног приятно надушен, чтобы его в любой момент можно было поцеловать в любое место и чтобы он к этому был всегда с радостью готов, чтобы он был весел, легок в общении, не жаловался на жизнь, не топил про политику, чтоб не занудствовал и не морализаторствовал. Все - больше ничего мужчина не должен. А, ну чтобы готовить еще любил и убираться. Теперь - все. Просто же.

Так русский-русский мужчина, из средней полосы, весьма образованный, надо сказать, рассказал мне историю про куриц. Настоящих, которые несушки. Он сказал, что иногда вырастают очень строптивые курицы, которые не несут яйца (я на тот момент еще не была мамой и всех окружающих это очень волновало), потому что дают петуху как-то неправильно или вообще не дают, так с ними тогда делают следующее - их хватают и много много раз окунают головой в холодную воду. И вуаля - после этого курицы все делают как надо и яйца тоже ударно несут.

Я на такое философское ноухау не смогла ничего ответить. Просто сидела удивленная очень и смотрела на этого мужчину. И до сих пор я ответ так и не придумала. Все как то не то выходит.

кабинет физики - 13

Следующий урок ритмики наш учитель сразу начал с ада - разбил всех по парам и объявил, что будет учить нас усложенным элементам: девочка должна была задрать ногу ласточкой, а мальчик должен был поддержать ее, схватив рукой за внутреннюю часть бедра. Все стояли и в шоке смотрели друг на друга. Никакой речи о современных танцах, естественно не шло. Учитель пообещал, что сейчас все сам покажет, как надо, и вызвал меня вперед для помощи. Я не верила, что все происходит реально, а не в кошмарном сне.

- "Я жду" - обратился ко мне вызывающем тоном преподаватель
- "Я не буду этого делать" - даже не сдвинувшись с места ответила я
- "Можно узнать, почему?"
- "Потому что я не хочу, чтобы меня хватали за ляжки."

В этот момент учитель ритмики резко направился в мою сторону с явным желанием либо меня схватить, либо поколотить, а может и оттаскать за волосы, я не знаю. По крайней мере, все его движения, его выражение лица, взгляд - все предвещало расправу. Я серьезно испугалась и попятилась назад. Кто-то из одноклассников крикнул: "Что вы делаете?!" - и я остановилась. Бывший артист балета, видимо несколько очнувшийся от реплики, тоже остановился в буквально полуметре от меня, а может еще ближе. В любом случае слишком близко для нормального разговора.

- "Все, что я предлагаю, это нормально. Все довольны. В балете все так делают. Вы же хотите, чтобы я вас научил танцевать?" - начал убеждать меня учитель.
- "Для тех, для кого нормально, чтобы их хватали за ляжки между ног непонятно кто, есть балетные школы. Здесь обычная школа. Никому не нравится то, что вы преподаете. Все просто терпят и молчат" - сказала я, после чего учитель еще плотнее приблизился и прямо навис надо мной.
- "Если вы сейчас хотя бы до моего волоса дотронетесь, я обещаю, что заявлю на вас в милицию." - процедила я сквозь зубы. Так моя "бомба" была сброшена.

Помню, что в этот момент меня лихорадило, как от холода. В моей последующей жизни я переживала несколько раз подобные ситуации, но они были намного мягче этой. Возможно от того, что из меня уже издавался звон яиц, которые выросли у меня тогда, с этим учителем. Даже самые долбое%истые мужчины отступали намного раньше.

После этого преподаватель, кажется, уже из последних сил контролировал свою физическую агрессию и поэтому начал нести уже совсем говно:

- "Ты же будущая женщина, жена! Тебе еще многое придется терпеть. Кому ты будешь нужна, если не научишься уступать и слушаться? Ты же девочка!" - внушал мне свою, пардон, философию учитель.
- "Я сама буду решать, что уступать, кому уступать и уступать ли вообще. Не волнуйтесь за меня. Вы не заставите меня делать то, что мне не нравится. Выберите себе патнершу из тех, кто ей хочет быть. Мы тут не животные. Я буду танцевать одна как-нибудь. Все переживут." - уже несколько успокоившись ответила я.

По видимому, после этих слов последняя капля терпения учителя была исчерпана и он сказал, что урок окончен, все свободны, кроме меня. Для меня урок будет продолжаться. Со словами "Я не останусь!" - я быстро направилась за своей школьной сумкой с учебниками и школьной формой, а потом к выходной двери. Все это время из преподавателя выстреливались разные реплики: "Я тебя не отпускаю!", "Ты получишь единицу по ритмике, потому что я тебя больше сюда не пущу!", "Ты останешься на второй год, я обещаю!", ну и под конец тоже сбросил свою "бомбу":

- "Подумай, как перевестись в другую школу! Тебе здесь не место!" - кричал мне учитель, прививающий детям прекрасное, когда я уже выходила за дверь.

Единицу он мне в этой последней четверти действительно поставил. И годовую оценку, не смотря на то, что в первых трех четвертях у меня были пятерки, тоже нарисовал - кол. У бывших балетных артистов, видимо, некая своя математика, если из "5", "5", "5", "1" - средняя оценка у него получилась тоже "1".

Но весь сюрреализм меня еще ждал впереди, когда выяснилось, что балетный артист наябедничал на меня всем, кому можно, включая директрису, представившись при этом бедной жертвой, которую я покусала, а потом ранила в самое сердце, под конец надругалась и лишила веры в добро. Меня начали вызывать "на ковер" к директору и завучу, чтобы решать вопрос о моем непереводе в следующий класс. Директор школы, в общем то очень приятная и адекватная женщина, на полном серьезе просила меня пойти поговорить с учителем, назовем его Илья Петрович. Что он очень хороший человек, а с хорошими людьми так поступать нельзя. Я не знаю, что этот балетный артист со всеми этими бабами сделал, но они реально все верили в его ангельскую сущность. Я как представила, что я должна пойти, постучаться в его конуру на сцене, где Илья Петрович этот сидит в своих колготках нога на ноге, как он любил, и рассматривает свои ногти на руках, как представила...то сразу решила, что хрен с ним. Второй год, так второй год.

Продолжение следует.

кабинет физики - 12

Новый учитель ритмики стал для меня этаким малым мутным водоемом с неприятной трясиной, куда мне приходилось нырять заткнув нос рот и крепко зажмурив глаза. Степень неприязни к нему перемежевывалась с недоумением в сторону его кретинских выходок и нелепых требований. Он, например, мог в середине урока задрать ногу, сесть на шпагат или выгнуться мостиком. Я настояла на том, чтобы партнерш для парных танцев, которые он, с непонятного перепугу, вдруг решил нам в последней четверти преподавать, он выбирал по очереди. Когда доходила очередь до меня, мне конечно же приходилось дотрагиваться до его по-балетному обтянутых телесов - и это было ужасно. Это сейчас для меня мужчина около тридцати это такой пушистый розовый пони, а в двенадцать лет для меня это был динозавр. Ископаемое. Причем это "динозавр", как я была уверена, был еще и нездоров головой. Плюс щетина, крупные поры на коже, грубые руки, запах взрослого пота. Это очень страшная ситуация для юной девушки, когда некто, мужчина, кто имеет санкционированную власть над ней, позволяет себе владеть ее физическим пространством, не интересуясь при этом, хочет ли она делиться этим пространством с ним. Я сама не знаю, зачем я уцепилась за свою пятерку по ритмике. Надо было конечно сразу этого балетного артиста послать, как это сделал Левинсон.

***
***
В качестве лирического отступления, хочется заметить, что с балетным миром, если не брать во внимание этот школьный урок ритмики, я знакома на уровне обычного обывателя. Тут - послушала интервью с Цискаридзе, там - посмотрела фотки или видео из соцсетей Волочковой, здесь - знакомые водят детей в балетную школу. Обрывки впечатлений, мнений, разговоров. И у меня лично создался образ некого искусства со времен Людовика XIV, того самого короля Солнца, когда на балах играли клавесины и все носили белые колготки или чулки, а на ногах длинные зауженные туфли с бантами, на головах имели напудренные парики, а на лице вычурно яркий макияж, - искусства, которое неким случайным образом не вымерло, как должно было бы, а сохранилось до наших дней. И все это лишь потому, что добрые бабульки и всякие мамульки с гиперопекой очень любят аккуратно причесанных деток в красивенько натянутых колготках поставить на стульчик и умиляться их талантам.

И эти бабульки с мамульками до сих пор готовы платить немалые деньги, чтобы еще раз с замиранием сердца посмотреть на послушных и воспитанных деток. К танцу, безусловно, балет не имеет никакого отношения. Танец изначально мы получили в качестве языческого ритуала, празднующего женскую или мужскую чувственную природу, или - и ту, и другую вместе, где человеком демонстрировался прежде всего экстаз удовольствия от собственного движения. И если человек от природы своей имел необычно красивую и приятную глазу пластичность, то на этого человека хотели смотреть. Все - больше ничего хитрого в танце нет. Балет же это другое. Балетом можно напи%дить ребенка с младых ногтей и даже если это безнадежный деревянный буратино, - на шпагат его всё равно пасодютЬ и ногу задирать научутЬ, потому что родители мечтаютЬ и деньги плотютЬ.

Как то я смотрела видео с приватного соц. аккаунта балерины Волочковой, как она танцует где-то на отдыхе в Турции что ли, на пляже во время отельного аниматорского шоу. Знаете, что меня поразило больше всего? Нет, не то, что Волочкова там двигается хуже всех, даже хуже самых неуклюжих пузатых мужиков. Меня поразило больше всего то, что Волочкова не понимает сама, как это безобразно выглядит. То есть, человек тонкого искусства, который должен быть по сути экспертом в вопросах эстетики, танцует перед камерой как самец орангутанга с нарушенной координацией движения и даже не просто не замечает этого, а даже выкладывает такое видео для похвастаться. Это вообще что?

А поклонники балетоманы. Это что за утонченные девианты такие, которые в нашем 21 веке, когда принято жалеть и защищать каждую букашечку с таракашечкой, ходят смотреть на представления, где артисты испытывают не просто физический дискомфорт, а возможно дикие боли, выполняя свои противоестественные акробатические "па", и рискуют своим здоровьем, получая травмы, изматывая себя тренировками и диетами, лишаясь детства, юности и часто личной жизни с нормальным выбором(сходятся балетные артисты в лучшем случае с такими же как сами) но при этом артисты эти обязаны о страданиях и проблемах своих не просто помалкивать, а вообще прятать эти страдания за выразительной улыбкой на сцене? Из чего сердце у этих поклонников, из стали?

Искусство для меня лично это как хрустальная туфелька Золушки - оно должно "одеваться" легко и естественно на человека. На всякие "искусства", где большинство подрубают пятки и стачивают себе тесаком пальцы, чтобы втиснуться, пардон, в эту "хрустальную туфельку", мне как то смотреть неприятно. А современный балет в подавляющем большинстве своем именно это. Вообразите, если, к примеру, та же Анна Нетребко вдуг поведала миру, что воет на луну каждый день до кровавых мозолей в горле - для типа тренировки. Интересна была бы публике такая Нетребко? Нет. Искусство интересно, когда это чудо. Но не надуманное и с выламываниями, а естественное природное чудо.

Наш учитель ритмики к чуду не имел никакого отношения. Он был явно из тех, кто был дебильно выдрессирован и нелепо впихивал свои ноги в золушкину хрустальную туфельку. Причем делал это без тени сомнения в себе, а с явной гордостью, что добавляло особой блевотности его образу.
***
***

Я терпела много, но однажды он, то ли ногу уже задрал много раз, то ли носки свои тянул в разные стороны и нас заставлял повторять, но сорвалась:

- "Ну неужели вы не видите, что балет это глупость? Ну кому ваш балет нужен, бабулькам-балетоманам? Мы подростки, нам другие танцы интересны! А все, что вы нам показываете, вызывает у нас только хихиканье."

- "Какие же танцы вам интересны?" - спросил несколько опешивший и застанный врасплох учитель

- "Брейк-дэнс", "Стрит-дэнс" - начало доноситься из уст других учеников

- "Я подумаю" - пообещал нам учитель

После этого урока на меня даже некоторые одноклассники накинулись. "Смотри какой он классный! Мы теперь может что-то современное на уроке будем танцевать!" - говорили они мне. Мне стало даже несколько стыдно за мое раздражение в сторону бывшего артиста балета и наезды на него. Со мной такое часто бывает.

Продолжение следует.

кабинет физики - 11

Урок "ритмики" в нашей школе, кажется, ввели с класса второго. Урок этот вели обычно женщины бывшие балерины, тоненькие и экспрессивно восторженные. Одна учительница была особенно очаровательна. Она носила плиссированную юбку ниже колена и объемные джемпера. Вся одежда была слишком большой и как будто с чужого плеча. Ноги и бедра были такими худыми у нее, что появлялось ощущение, что вот она еще раз повернется - и юбка соскользнет вниз у упадет на пол. Ступни при этом у нее были большие и длинные, держала она их классически в строгих правилах Чарли Чаплина. Возможно обувь она носила 41 или 42 размера, и если учесть, что носила она в основном женские туфли лодочки, то иногда создавалось впечатление, что из плиссированной юбки торчат вообще не ноги, а чьи-то руки обутые в ласты. Она стояла перед нами всегда натянутой стрункой и при этом высоко вздернув подбородок, а руки держала всегда так, как будто хотела показать нам всем большую букву "О", и неважно, где были ее кисти, над головой или в нижней части живота, своими руками она всегда изображала эллипс. Учительница не претендовала на большие успехи учеников, поэтому к ней было достаточно просто приходить, а не прогуливать, приносить с собой специальную форму (мальчики белые футболки и шорты, а девочки белые футболки и белые расклешенные короткие юбки, плюс все должны были одевать танцевальные чешки), повторять за ней несложные движения - и все, пятерка была обеспечена. Не смотря на мое природное распи&дяство, я, как ни странно, ритмику посещала, учительницу за ее милую несуразность обожала и всегда имела в табеле по этому предмету "отлично".

Шестой класс был последним, когда ритмика у нас преподавалась. К середине шестого класса нам вдруг сообщили, что учительница наша беременна. И ужас от узнанного был наш не от того, что мы внезапно поняли, что беременность это естественная часть человеческой жизни, а потому, как мы, даже не сговариваясь между собой, были уверены, что учительница ритмики наша - это как бы не человек, а некий эльф. Мы бывало специально ходили подсматривать в актовый зал, чтобы увидеть, как вырос ее живот. Живота под ее многоскладочными одеждами мы так и не увидели, зато в начале четвертой, последней, четверти шестого учебного года учительница исчезла из школы и на ее место пришел мужчина лет тридцати, тоже бывший артист балета.

На первом же уроке он предстал перед нами в обтягивающей майке и колготках, что уже само по себе могло внести смятения в головы пролетарских детей, а в нашем андерграундом классе так и вовсе вызвал прямые и небезосновательные вопросы.

- "Вы забыли брюки надеть!" - сразу сказал учителю Левинсон
- "Встаньте на свое место!" - с презрением сказал артист балета - "И в следующий раз, чтобы надели футболку и шорты. Можно просто в колготках."
- "Это вы мне, что ли? Я - в колготках?! Вы серьезно??? Идите на%уй!" - ответил ему пунцовый от возмущения Боря, взял свою сумку и вышел из зала. Левинсон и колготки? К своим тринадцати Боря был и так изрядно измучен влажными снами необузданного воспитанием подростка, а тут еще и балетный артист в колготках, который требует, чтобы и Боря себе колготки куда-нибудь одел. Левинсон еще долго после этого ругался, пыхтел и недоумевал. Конфликт как-то умяли. Боре поставили тройку по ритмике до конца жизни и разрешили больше не посещать.

Со мной же история оказалась сложнее. К своим двенадцати годам я уже была такого же роста, что и сейчас, но при этом неимоверно тощая. К великой любви и взрослым романтическим интригам я созрела уже к годам шести, именно в этом возрасте я написала первое свое любовное письмо мальчику, которое, к слову, было обнаружено моей мамой и выброшено в ведро, ввиду того, что девочкам такое писать не подобает. И начиная с этого нежного возраста я с пылкой надеждой ждала, когда же я наконец вырасту и у меня все, что нужно, тоже вырастет. В свои двенадцать я уже волновалась и каждый день перед зеркалом проверяла, не выросло ли. Но ничего не вырастало, что уже начало развивать во мне некоторые комплексы. А у некоторых одноклассниц моих все не просто выросло прекрасно, но даже так прекрасно, как у меня уже никогда, даже сейчас не выросло. Все это конечно добавляло перца в мой и без того дерзкий характер.

Так, не буду отвлекаться. Новый учитель попросил мальчиков переодеваться в зале внизу, а девочек на сцене за занавесом. При этом сам выходил из своей комнаты (дверь в нее вела прям со сцены), усаживался на сцене на стул и наблюдал за нами, девочками. Некоторые у нас, которые уже носили бюстгальтера с широкими лямками (чтоб вес не резал плечо), даже иногда плакали от стеснения. Но все при этом молчали. Некоторые мне говорили: "Вика, иди скажи ему, ты же можешь!" Ну я и подошла и сказала:

- "Не могли бы вы, уважаемый, оставаться в своей комнате, пока все девочки не переоденутся? Мы вам постучим, когда будем готовы."
- "А в чем дело?" - с наглым недоумением спросил учитель.
- "Мы стесняемся. Мы уже девушки как бы." - ответила я.
- "И вы тоже? ...Стесняетесь?" - оглядев мой плоский образ с усмешкой спросил бывший артист.
- "Я - нет. Другие стесняются и даже плачут." - почти сквозь зубы сказала я.
- "Кто плачет? Нука, нука, выйдите сюда, кто плачет!" - продолжал спектакль учитель. Никто никуда естественно не вышел.

Когда все построились, как надо, в зале, учитель вдруг объявил, что будет учить нас танцевать в паре и попросил поднять руку тех девочек, кто хотел бы составить ему пару. Несколько учениц вызвались. Но бывший артист долго и нагло оглядывая кандидатуры вдруг еще более нагло остановил свой взгляд на мне и ткнул в меня пальцем.

- "Я не буду с вами танцевать. Я не поднимала руки. Выбирайте из тех, кто поднимал." - наверное уже красная от злости сказала я
- "Вы на моем уроке. Здесь все решаю я." - было сказано мне

Это были первые "гранаты", которыми мы покидались в друг друга перед тем, как сбросить "атомные бомбы". В тот момент я еще не знала, что бывают не просто долбо%бы, а принципиальные долбо%бы и такие готовы идти до конца. Без этого жизненного урока я бы никогда не смогла общаться с мюнхенским профессором с кафедры Банкинга.

Продолжение в следующий раз.

кабинет физики - 10

Так, на чем я остановилась? Лекция "Commercial Banking" по 12 часов на выходных. В субботу пришлось встать пол седьмого утра, собраться и выдвинуться в сторону университета. Я договорилась с мужем, что вероятно часа через три вернусь и тогда мы вместе позавтракаем. Когда еще нет детей, такой люкс можно себе позволить по выходным. Лекция началась в очень интересной манере, когда профессор нас вдруг начал расспрашивать, что такое банк, коммерческий банк и вообще зачем вообще коммерческие банки(проще выражаясь, банки, которые живут с прибыли от кредитования и депозитов) нужны. "А давайте эти банки вообще, - сказал профессор, - отменим и сравняем с землей. Что со всеми нами будет? Что будет с нашей экономикой?" Студенты начали просыпаться и каждый пытался выдавить из себя некую ересь в качестве ответа. Все путались и в понимании терминологии и в самой терминологии. В академическом мире, если кто не знает, финансы всегда преподаются строго на английском, и наш университет не был исключением. Иногда кто-то пытался задать вопрос и махнув рукой останавливался, поскольку понимал, что ни мозгов, ни знания финансового английского ему не хватит даже на то, чтобы вопрос хотя бы сформулировать.

И этот супер-зверь профессор ответил на все вопросы. Вообще на все! Даже на те, которые студенты не были в состоянии логически и корректно оформить. Я подобное наблюдала в первый раз в моей жизни, когда кто-то чуть ли не жестами себе помогая пытается задать вопрос на сложную экономическую тему и профессор вдруг говорит: "Я вас понял. Вы же ЭТО имеете в виду?". И тут же проф дает ответ на этот вопрос в максимум пяти-шести словах. И ба-бах, у всех озарение. Все сидят остолбеневшие, потому что только что нечто непонятное и давно мучившее их своей непонятностью вдруг было объяснено элементарно, лаконично, просто и гениально. У всех было ощущение, что в лекционном зале как будто светило солнце.

В середине дня у нас была большая получасовая пауза. Именно тогда я обнаружила у себя в телефоне кучку и маленькую тележку сообщений и звонков "без ответа" от супруга. Я позвонила мужу, поздравила его с тем, что в чугунную голову его жены наконец начало впихиваться невпихуемое - знания. И что мне это даже внезапно приятно и что домой я до позднего вечера поэтому не приду. Домой я действительно пришла уже только к позднему вечеру. Вызвалась приготовить сама ужин (готовить я, к слову, не люблю и обычно отлыниваю), а потом еще пробежала на дорожке 10 км. Это вообще нормальное поведение для человека?

А потом был семинар, который мы готовили почти полгода и профессор себя показал с еще более волшебной стороны. Семинар был посвящен рискованным финансовым продуктам и теме рейтинговых агентств. Тема настолько мутная, что информации об этом почти нет и ее пришлось собирать по крупицам. Меня заранее предупредили, что проф на семинарах ведет себя, как отъявленный мизантроп. Чтобы не помереть от скуки, слушая галиматью своих выступающих студентов, он развлекает себя издевательствами. Один из известных трюков, это когда он в начале выступления студента предупреждает, что у него в распоряжении 20 минут внимания аудитории, что time management это его проблема, а потом сам же сразу начинает провоцировать затяжные дискуссии на какую-нибудь мелкую тему. 20 минут проходят, профессор смотрит на часы и говорит "Ваше время истекло. Время для следующего доклада!", студент с вытянутым лицом пытается выдавить из себя нечто: "Ну вы же сами...", на что проф-зверь отвечал: "А что я? Я ничего, я всего лишь вопрос задал. Я любопытный просто." К этому трюку я как бы была готова, но к другим трюкам нет и...попалась.

Когда я выступала, то смогла хитро отбиться от всех профессорских провокаций. Я отвечала на вопросы, благодарила за мнение и не "завязла" ни в одной дискуссии. Мой доклад я завершала по плану и вероятно от этого заметно светилась удовольствием. И вдруг под конец мне проф задает вопрос: "Ну вот а зачем мы вообще занимаемся исследованием финансовых продуктов? Ну назовите мне три причины хотя бы!" Я, долго не думая, назвала третьей причиной возможность финансового просвещения для обычных клиентов, что поможет не только завоевать их доверие, но и возможно предостеречь их от покупки сложных и рискованных финансовых продуктов, сути которых они не понимают. У скучающего профессора глаза сразу загорелись и он мне ответил "А зачем мы должны кого-то предостерегать? Если люди идиоты, то путь теряют деньги! Если вы хотите помогать людям, идите работать медсестрой! А здесь вам не больница, мы - банкиры!" Ну и все. Мы спорили полчаса. Ну как спорили - я, улыбаясь, по два слова возражала, а профессор-зверь обрушивался на меня с новой тирадой. Махал руками и почти вскакивал. В конце, он мне снизил оценку на полтора балла и передал потом через своего помощника, что это за то, что я посмела с ним спорить и вообще вела себя низко, недостойно и за рамками академических правил дискуссии.

Но я все равно продолжала посещать лекции этого профессора и писать дипломную работу я собиралась только у него. Это человек, который мне открыл мир финансов и показал, насколько интересен, увлекателен, а самое главное важен этот мир для современного человека. А так же он научил меня пониманию, что когда некто обладает в моих глазах чем-то ценным, что я стремлюсь внять или перенять, то дискуссии с этим человеком неуместны. Даже если я в корне несогласна с его позицией.

Продолжение следует.

кабинет физики - 9

Картинка для привлечения внимания. Это центр Австралии из окна самолета.

DSC by Viktoria-and-Veniamin on 500px.com


К окончанию Мюнхенского Университета по направлению экономики и финансов я оказалась совершенно фрустрированной. Я была увлечена behavioral economics (психология поведения в экономике), но профессор, который занимался этой темой, наводил на меня такую тоску, что я не могла высидеть у него пару (два академических часа - классические 90мин). Я набирала с собой жвачки, сосательные леденцы с ментолом и ядреными травками, я брала с собой XL банку с кофе и всякие пахучие кремы для рук. Я чередовала все ритуалы по несколько кругов, мне не помогало ничего - ровно на двадцать пятой минуте его лекции я начинала чувствовать, как "бетонная плита" сна начинает медленно, но верно опускаться на меня сверху. Профессор как будто чувствовал мою неравную борьбу со скукой и зорко наблюдал за мной. В этот момент я обычно выпрямлялась и начинала таращить изо всех сил глаза и именно в этот момент вторая "бетонная плита" сна начинала безжалостно опускаться и давить на первую, а первая уже нестерпимо прижимала мою голову к столу. И не смотря на то, что я уже стала виртуозом по подпиранию своей головы руками, коленями, книгами и папками, один раз я все равно окончательно уснула. Когда я вздрогнув проснулась, то я почувствовала, что челюсть моя съехала вниз, а рот открыт. Подняв глаза, я увидела, что проф смотрит прямо на меня. Вообще непонятно, какими магическими силами обладал этот мужик, что имел такое сильное воздействие на меня. Я решила не разбираться и просто бросила посещать его лекции. Перспектива вывалиться спящей в проход меня как-то не очень соблазняла.

После этого одна моя однокурсница спросила, не хочу ли я попробовать посещать лекции у другого профессора, который заведует кафердой Банкинга. Мне банкинг не подходил совершенно и слухи об этом профессоре ходили не самые вдохновляющие. "Он супер-зверь (Megatier)" - говорили про него студенты. "Я ничего не помню, я просто клал перманентно в штаны." - рассказывал один мальчик, который пытался сдать у него экзамен.

Для написания дипломной работы необходимо было выбрать тему, а исходя уже из темы подобрать профессора, научная команда которого занимается исследованиями похожих тем. И когда я, методом исключения отбросила все темы, которые считала просто блевотными и профессора, который магическим образом гипнотизировал меня в глубокий сон, то, как ни крути, остался только один проф - из Банкинга. Для того, чтобы получить допуск к дипломной работе, нужно было у него было сдать несколько экзаменов и сдать семинар. Сам профессор в Мюнхене не живет и летает на лекции из Франкфурта, поэтому лекции он давал феерические. Одна лекция была на выходных - две субботы и два воскресенья, каждый день по 12 часов. Называлась "Коммерческий Банкинг". Когда я увидела расписание, я хохотала в голос. 12 часов подряд слушать Коммерческий Банкинг??? Первый раз я пошла чисто из интереса посмотреть, сколько студентов останется его слушать через два часа.

Продолжение следует.

Словарь Лема

*Навредисты - люзанская ухудшенческая секта. Полагая причиной всеобщей угнетенности избыточное благоденствие, навредисты, известные также под именем вырвиглазов, пытаются помогать ближним путем замучивания их насмерть.

*Охмуриды - они же обманки - микроиллюзии натуральных лиц, которым чудится, будто они искусственные, и наоборот.