June 15th, 2019

vvv10

Окситоцин - гормон социальной адекватности (1)

Начнем с самого интересного - Анна Каренина и Алексей Вронский. На сегодняшний день написано множество аналитических мыслей по поводу этих двух персонажей, но редко кто пока брался оценить поступки данных героев с позиции биохимических процессов.

Важно вспомнить, что сам Лев Николаевич Толстой, автор "Анны Карениной", никакими специальными знаниями в этой области не обладал, да и науке в те времена мало что было в этом смысле доступно, но выдающийся классик сам от природы был великим психологом любовных отношений. И помимо таланта к тому же женился граф Лев Толстой по большому влечению к своей будущей жене, что в те времена было крайней редкостью среди аристократического сословия. Прожили супруги вместе почти полвека, испанские страсти не утихали между этими двумя до самого конца. Бурный секс, ревность, споры, скандалы, измены, 13 совместных детей. Последний раз после отвратительной ссоры с женой Лев Толстой ушел из дома босой когда ему было 82 года. То есть докторскую защищать по теме женской и мужской психологии в условиях страстной любви - Толстому было бы совершенно излишним. Сама судьба сделала его экспертом в этом вопросе.

Ну что же, вернемся к основному - Каренина, Вронский и окситоцин. Я давно уже нахожусь в твердом убеждении, что читать подобные сложные романы надо с начала, а анализировать надо с конца. В самом конце все самое важное, как правило, но мало кто об этом помнит или даже читает. В завершении трагической истории Алексей Вронский добровольцем едет в Сербию на войну, сознательно обрекая себя на гибель. Герой предстает перед нами совершенно отрешенным и лишенным каких-либо эмоций вообще. По уровню человеческого тепла и участия - это почти аутизм. После смерти Анны у Вронского на руках остается их с Анной трехлетная (кажется) дочь - ребенок от обожаемой им женщины, ребенок, которого он сам с младенчества воспитывал и ребенок, ради которого он так настойчиво требовал от Анны развода с мужем. Конечно же страшное самоубийство возлюбленной и чувство своей вины может опустить мужчину на эмоциональное дно, но отцовский инстинкт к маленькому родному ребенку, о котором мужчина уже несколько лет заботился, никуда не исчезнет. То что делает Вронский со своим ребенком после смерти Анны, очень ярко объясняет его патологию - он отдает ребенка Каренину, мужу Анны на воспитание, полностью отказываясь от своих родительских прав на дочь. Напомню, что Вронский был "страшно богат" и с "блестящими связями" в обществе. Он носил титул графа, обладал огромным наследством, включая имение, доставшееся лично ему после смерти его отца, а так же был сыном очень богатой и влиятельной в обществе женщины (бабушки Ани, его дочери). Каренин же, муж Анны, никогда богат не был, это был абсолютный сирота без денег и связей, однако благодаря своему труду, уму и человеческим качествам сделавший блестящую карьеру чиновника, дослужившись до министерской должности. Каренин жил на жалование в служебном жилье и должен был много времени посвящать службе и в отличие от Вронского не имел достаточно времени для воспитания детей, он просто должен был зарабатывать на жизнь. Однако же, помимо воспитания Сережи (их сына с Анной), Каренин не раздумывая согласился взять на воспитание дочь Анны от Вронского и растил ее как родную дочь. Интересно, что на протяжении всего романа Каренин описывается, как хладнокровный и рассудочный человек, а Вронский (после встречи с Анной), как существо пылкое, с живой мечущейся душой, буквально преследующее свою возлюбленную, чтобы хотя бы пару минут в день видеть ее, быть с ней рядом. То есть во Вронском после знакомства с Анной явно наблюдался аномальный "всплеск" окситоцина, и молодой мужчина получил такой высокий уровень этого гормона, который его организм явно не способен был вырабатывать в норме.

Поступок Анны - спонтанное самоубийство из-за ссор с новым мужчиной (фактически мужем), тоже выглядит весьма социопатично, если вспомнить, что героиня была матерью двоих детей. Очень любящей и участливой матерью. Вероятно у нее тоже уровень окситоцина после атипичного для нее "всплеска" настолько упал, что ею были позабыты все важные социальные роли.

Как выглядели эти странные окситоциновые "всплески" у главных героев любовников, я напишу в продолжении