July 1st, 2019

vvv10

Из вчерашних подслушанных диалогов

Пляж. Наша Мусяся в бикини крутит завязки на труселях и постоянно откидывает волосы назад. Русский мальчик, на год старше дочери, но на полголовы ее ниже. Мальчик в мокрых плавках немного трясется от холода. Мальчик уже подарил Мусясе булку, несколько раз зазывал ее к себе в пляжную палатку (успешно), предлагал плюшевого мишку и многократно подходил ко мне, чтобы попросить разрешения пойти с Настей купаться. Мальчик рыдает безутешно, бесится, психует.

Мальчик: - Я не хочу быть медведем!
Настя: - Ну, давай, догоняй меня!
(М) - Я же сказал, я не медведь! - орет уже несдержанно, но все равно бегает за дочерью
(Н) - Ха-ха-ха! Ну что ты встал?!

Мальчик уже блажит на весь пляж ругательствами, люди начинают оборачиваться. Я вмешиваюсь:

(Я) - Ну что у вас случилось?
(М) - Настя сказала, что я должен быть медведем
(Н) - Да. Я принцесса, а ты медведь. Ты меня догоняешь.
(М) - (плачет от бессилия)
(Я) - Ну придумайте что-нибудь другое. Не надо медведей.
(Н) - Хорошо. Пусть будет принцем.
(М) - Я не буду принцем!!! Я всегда - король!
(Н) - (психует и начинает плакать) Нееееееет, Принц! Ты будешь принц!
(М) - Я сказал, я король! (оба уже орут и кажется, что вот-вот начнут драться)
(Я) - Все, с меня хватит! Не умеете играть, сидите врозь по разным углам!
(Н) - (быстро успокоившись) Ну хорошо, ты - король. А я принцесса. Золотая принцесса!
(М) - (сначала возмущенно задумался но через секунду принял свою судьбу и прилежно побежал за Настей)
(Я) - Не подходите сюда оба больше! (открыла бутылку пива)
vvv10

Окситоцин - гормон социальной адекватности (6)

Доброта, мораль, нравственность, сексуальность, нежность - как выясняется, за все это в той или иной степени отвечает окситоцин. Казалось бы, какая может быть связь между сексуальностью и нравственностью?! Если за нравственность принимать рвение к доброте и к показушной морали - то, к чему мы в основном привыкли, то конечно сексапила в этом немного. Но как я уже писала, исследования показывают, что ни натужные тренировки добродетели, ни намеренное выпячивание своей порядочности или благовоспитанности не делают человека стабильно "светящимся" окситоцином. Окситоциновые "всплески" и привыкание к ним, как к наркотику - будут, а после "всплесков" будет естественная для химической зависимости депрессия и "ломка", когда опять захочется сделать что-то великое и морально возвыситься над толпой. Привлекательным от этого человек не станет. Морализаторствующим доброхотом - да. Но секса в этом будет ноль. Другое дело, если в человеке есть благородный стержень и это чувствуется. Это когда понимаешь, что человек, попав в сложную жизненную ситуацию, будет поступать справедливо, даже если в ущерб себе, но при этом никак не будет афишировать эти поступки. Это когда человек естественнен всегда - вежливость и доброжелательность его натуральны, а не являются масками, прикрывающими внутреннее говнище.

Возвращаясь к главным героям Толстого, надо сразу сказать, что Вронский благороден не был. Блестяще образован, прекрасно воспитан, предельно честен - да, но благородного стержня он не имел. Как же это, честен, но не благороден? Очень просто - можно делать безобразное и постоянно честно в этом признаваться. Сделал уродливое, не скрываешь этого, все - человек чести. Вронский никогда не юлил и ничего не скрывал, именно за это его очень любили и уважали. Вообразите, какой тут может быть дьявольский "круговорот" морали. Вронского все окружающие по праву считали честным малым, от того все его поступки оценивались, как поступки честного человека, даже тогда, когда поступки были жестокими и низкими. Поступил некрасиво, открыто признаешься в этом, не боясь последствий и вуаля - подлость, глупость, черствость уже выглядят как экстравагантность искренней души.

Если вспомнить, как произошло становление сознания Вронского, то легко объясняется, что благородного стержня, перенятого в семье, в нем никак быть не могло. Богатый и знатный отец его умер, когда ему было четыре года. Его красивая и умная мама оказалась совершенна не обремененной нравственными рамками и пустилась в свете "во все тяжкие", то есть "левых" мужиков там был полк и она от сына не скрывала этого. Толстой акцентирует внимание на том, что Вронский не любил мать, но почитал ее. Очень странная комбинация, не находите - не любил, но почитал. А почитать эту нелюбимую женщину было необходимо, именно мать снабжала Вронского средствами для выпендрежа в светском обществе. Более того, на протяжении всего романа мать предстает перед читателями какой-то совершенно бессердечной особой, голова которой занята некими извращенными низкими целями, причем и сыну своему она эти цели навязчиво внушает. Когда Вронский начал волочиться за Анной, мать Вронского была очень рада за сына, потому что, по ее мнению, связь с порядочной замужней женщиной из высшего света добавит молодому мужчине очков в глазах окружающих. После того же, как стало ясно, что это не простая интрижка, а Вронский очумел от женщины, начал стреляться, хочет жениться и рожать еще вместе с Анной детей, мама мгновенно восстала против этой связи. Последняя сцена, где читатель встречает мать Вронского, это на вокзале, когда она провожает сына на войну в Сербию. Фактически погибать. Мать с радостью сообщает, что Каренин забрал дочь Вронского и многословно кудахчет о том, какая Анна была ужасная женщина, что даже руки наложила на себя подлым способом - кинулась под поезд. Могла бы наверное просто повеситься или отравиться. Вронский слушает это все в диком оцепенении и на какой-то момент готов от бессилия уже разрыдаться. Ну в общем, мать Вронского не просто странная, а явно асоциальная особа, с неким глубинным извращением человечекой личности. Вместо того, чтобы заняться воспитанием внучки и этим помочь сыну найти новый смысл в жизни, тетя радуется, что внучку удалось сбагрить и непутевый сын тоже едет с глаз долой.

То есть, что такое чуткость благородного человека, Вронский не знал, а жизненных ситуаций, в которых это качество имело бы шанс само воспитаться, у него не было. Вронский был с детства богат, знатен, благовоспитан, в любом обществе желанен, да еще и красив. Ему все плыло в руки само. Его вряд ли кто-то критиковал, а уж женщины точно никогда - Вронский был самым престижным женихом. На чем тут вырастет чуткость к людям?! Другое дело Каренин, муж Анны - абсолютный и бедный сирота, которого приютил и воспитывал дядя. Каренину с детства пришлось прилежно усваивать уроки жизни и способность к эмпатии. Ему его положение, его репутацию и его карьеру никто не подарил. Он всего достиг сам - трудолюбием, умом и безусловно колоссально развитой чуткостью.

С каким из этих мужчин у Анны был секс лучше, понятно. У Каренина умения подбирать к женщине ключ было явно больше. Толстой неоднократно пишет о том, что с мужем у нее был совершенно гармоничный брак. Мало того, после того, как Анна стала любовницей Вронского, ее без конца начали преследовать сексуальные сны, как она занимается любовью с обоими мужчинами. То есть Вронский в сексе никак не мог заменить Каренина и подсознание Анны настырно напоминало ей об этом неудобном обстоятельстве.

Если вспомнить, как Толстой описал сцену первой близости Анны и Вронского, то основное что придет в голову это недоумение. Страстно влюбленные после первого своего секса оба чуть ли не впадают в истерику. Вронский "бледный, с дрожащею нижнею челюстью", а Анна так и вообще чуть ли не катается в отчаянии по полу.

"И с озлоблением, как будто со страстью, бросается убийца на это тело, и тащит, и режет его; так и он (Вронский) покрывал поцелуями ее (Анны) лицо и плечи."

С озлоблением? Что это вообще было? Ласки каторжника, который вернулся из десятилетнего заключения? Вероятно и секс, которым мог "одарить" женщину Вронский, это был эдакий град напористых зубодробильных фрикций - и все. Собственно это то и объясняет и преувеличенный шок Анны после первой близости с Вронским, и ее дальнейшую зацикленность лишь на его ласках, и впоследствии ее отказ от непосредственно секса с ним. Она, как впервые влюбленная девочка подросток жаждала постоянного и тотального обожания с его стороны. Сутками напролет. Продыху ему не давала. Каждый страстный взгляд и поцелуй Вронского был у нее на учете. И когда он начал от нее "сбегать", чтобы хоть глотнуть свежего воздуха - отдаваясь своим проектам или для общения с родственниками и друзьями, у Анны в голове разыгрался полноценный воображаемый театр с некими иными женщинами, которым Вронский якобы теперь дарит свое обожание. То есть, Анна из сытой в сексе с Карениным, удовлетворенной и уравновешенной здоровой взрослой бабы превратилась в некую незрелую пигалицу нимфоманку.

Интересно, почему же Анну вообще потянуло упасть в эту бездну - асоциального Вронского? Так ведь и сама Анна выросла в такой же совершенно лишенной благородства обстановке, как и он! Тетка Анны, которая ее воспитывала (Анна как и ее муж была круглой сиротой), по уровню морали и нравственности была точной копией матери Вронского. На этом то они так быстро и сошлись. Не даром автор сначала "знакомит" Анну с матерью Вронского, с которой у них образовалась обоюдная симпатия, а только потом с самим Вронским. Достаточно вспомнить, как Анну выдали замуж за Каренина. "Предприимчивая" тетка Анны сначала ввела в дом преуспевающего тогда чиновника Каренина, познакомила со своей племянницей, а потом все так ловко "обтяпала" интригами вокруг этих двух, слухами и сплетнями, что для Каренина, как честного человека, оставались лишь две возможности - либо жениться на Анне, либо покинуть город. Как я уже писала, Каренин сам был сиротой, но в отличие от Анны его воспитывал дядя, который сделал все, чтобы создать для юного Каренина порядочную обстановку и привить племяннику тягу к чистым помыслам и целям. Дядя дал ему блестящее образование и приличное воспитание.

Каждому из нас когда-нибудь приходилось слышать выражение "надо смотреть на семью" в контексте выбора спутника жизни. И большинство понимают это в несколько извращенном смысле - мол, надо смотреть, как воспитаны родители, какое у них образование или вообще - состоятельна ли семья. А на самом деле, надо внимательно и придирчиво смотреть лишь на одно - на морально нравственные обычаи семьи. Образование можно всегда получить, манеры довести до совершенства, а денег заработать, но вот если человек с детства рос в условиях с извращенной моралью и нравственностью (то есть, если на деле это оценивать, а не по внешним проявлениям. к примеру, тетка Анны была глубоко набожна, что ей не помешало совершать сомнительные поступки), то "вытравить" эту дрянь из своей личности ему будет очень тяжело и скорее всего, человек всегда будет иметь риск скатиться в привычное, попав под влияние странного.

Смотрите, как умный Каренин думает об Анне после того, как узнал об измене:

«Без чести, без сердца, без религии, испорченная женщина! Это я всегда знал и всегда видел, хотя и старался, жалея ее, обманывать себя»

Это как бы тоже объясняет рациональную холодность Каренина по отношению к Анне. Не смотря на то, что им удалось построить счастливый брак, Анне постоянно не хватало страсти и обожания со стороны мужа, именно поэтому она так безудержно воспламенилась в ответ на пылкость и собачью преданность Вронского. Каренин, которого обманным способом охомутали женитьбой на Анне, этого естественно никогда не забыл и в глубине души до конца жене никогда не доверял, как должны доверять верному и порядочному другу. Какое же тут может быть искреннее обожание?! Только если в ироничной форме, что Каренин всегда и делал - подтрунивал над женой, что ее обижало и раздражало. А тут "покорные и твёрдые глаза, просящие любви" Вронского. Или как Кити Щербацкая описала как Вронский смотрел на Анну:

"И на лице Вронского, всегда столь твердом и независимом, она видела то поразившее ее выражение потерянности и покорности, похожее на выражение умной собаки, когда она виновата."

Возвращаясь к основной теме об окситоцине, настало время вспомнить, что по мнению психологов, регулярное состояние морального оцепенения это очень опасно для социального и психологического здоровья ребенка. А ведь именно аморальность, непорядочность, неблагородность поведения или взглядов ближайшего взрослого окружения легче всего повергают ребенка в это эмоциональное оцепенение. Как известно, дети очень чувствительны к вранью, несправедливости и фальши. То есть, проблемы с выработкой окситоцина что у Анны, что у Вронского были патологической природы, связанные с травмирующим опытом детства. Любви оба жаждали как вампиры свежей крови, но сами любовь дать не могли, так как секс был шокирующе отвратительным для обоих. Для хорошего, обогащающего обоих любовью, секса необходима хорошо воспитанная эмпатия в рамках благоприятной нравственности. А этого не было ни у Анны, ни у Вронского. Каренин за восемь лет брака сумел поднять жену на уровень социально здоровой личности, поэтому то красавица Анна так заблистала в свете. Ее особое обаяние и человечность не ставил под сомнение никто. Но как только Анна отдалилась от Каренина, она сразу покатилась вниз - к асоциальному и странному.

В тексте есть даже точное место, когда для Анны начинается новый отсчет жизни и она начинает возвращаться к себе той - Анне из детства и юности:

"Ни слова больше, — повторила она, и с странным для него выражением холодного отчаяния на лице она рассталась с ним." Это происходит после первого секса с Вронским. С "выражением холодного отчаяния" - это и есть то самое эмоциональное оцепенение, которое было ей известно, когда она жила с теткой, но которое совершенно забыла с мужем. На мужа она раздражалась, обижалась, не стеснялась с ним выражать скуку и говорить прямо, что он достал ее своим занудством, но в оцепенении она с ним никогда не была. Анна при Кaренине была всегда естественна. Вронскому же она не могла сказать: "Милый, ты трахаешься, как придурок. Не делай так больше, попробуй иначе!" И сразу это поняла, что не сможет никогда такое ему сказать. Выносить мозг надуманной любовью и ревностью сможет, но сказать самую важную правду об ох отношениях - нет. И в этом оцепенении при Вронском была Анна до самого конца. Когда выдумывается все что угодно вокруг да около, театрально заламываются руки в упреках, воображаются страдания из-за разлуки с сыном, который Анне был не нужен, как не нужна оказалась и дочь, но главное - "наш секс говно" - так и не было сказано.

Ну а чем это все закончилось, все мы знаем.