November 13th, 2019

vvv10

Очередной перл от Омалии

Спать с детьми - это, грит: возмутительно, неописуемо и неинтеллихентно

https://lena-miro.ru/1948761.html

Ну я, в общем то согласна. И своему ребенку я каждый день так говорю. Но только толку мало. Если моему ребенку надо спать со мной, то будет либо как она хочет, либо всем кирдык, включая соседей. Нет, я не ложусь с ребенком спать, я же не дурочка какая-то, я хочу взрослую жизнь. Но каждое утро повторяется одно и то же - я просыпаюсь, мужа нет, а ребенок спит рядом. Плюс куча плюшевых игрушек. Я очень чутко сплю, но моя дочь умудряется прийти, притащить ко мне в постель мешок игрушек и лечь так, что я этого вообще не слышу. Пару раз, правда, мне пришлось пережить ночные кошмары, вообразите: вы просыпаетесь часа в три ночи, тишина, темно вокруг, а перед вашим лицом стоит медведь (у дочери есть плюшевый медведь выше ее ростом). Я даже на полном серьезе спросила: "ты кто?" "Мама, я Настя!" как идиотке ответил мне мой ребенок. После этого я запретила этого медведя и тому подобное в мою постель приносить. То есть, хотя бы с медведем я не сплю.

Но это все фигня. Со мной 14 лет спал кот повышенной рыжей лохматости и весом 10 килограмм - вот это да, я понимаю, извращение. Даже не он со мной спал, а я с ним, потому что он спал на моей голове и спихивал меня с подушки. У меня до автоматизма был выработан рефлекс, как я, не меняя положения и не открывая глаз, чтобы самой не проснуться, одной рукой брала кота за шкирку и выбрасывала в угол комнаты - 10 кило, мы помним. Все было бесполезно. Его можно было по двадцать раз за ночь так скидывать, он все равно, когда уснешь, залезал на голову. После такого опыта спящий рядом ребенок это просто ерунда какая-то.
vvv10

"...чья мука не есть искупление..."

"— А мы в течение какого-то времени были его игрушками, — докончил я. — Да, это возможно. Знаешь, что тебе удалось? Создать совершенно новую гипотезу по поводу Соляриса, а это действительно кое-что! И сразу же получаешь объяснение невозможности установить контакт, отсутствию ответов, определённой — назовём это так — экстравагантности в обхождении с нами; психика маленького ребёнка…

— Отказываюсь от авторства, — буркнул стоявший у окна Снаут.

Некоторое время мы смотрели на чёрные волны. У восточного края горизонта в тумане вырисовывалось бледное продолговатое пятнышко.

— Откуда у тебя взялась эта концепция ущербного бога? — спросил он вдруг, не отрывая глаз от залитой сиянием пустыни.

— Не знаю. Она показалась мне очень, очень верной. Это единственный бог, в которого я был бы склонен поверить, чья мука не есть искупление, никого не спасает, ничему не служит, она просто есть.
....

В зарождении, росте и распространении этого существа, в каждом его отдельном движении и во всех вместе появлялась какая-то осторожная, но не пугливая наивность. Оно страстно, порывисто старалось познать, постичь новую, неожиданно встретившуюся форму и на полдороге вынуждено было отступить, когда появилась необходимость нарушить таинственным законом установленные границы. Эта резвая любознательность совсем не вязалась с гигантом, который, сверкая, простирался до самого горизонта. Никогда я так не ощущал его исполинской реальности, чудовищного, абсолютного молчания.

Подавленный, ошеломлённый, я погружался в, казалось бы, недоступное состояние неподвижности, всё стремительнее соединялся с этим жидким слепым колоссом и без малейшего насилия над собой, без слов, без единой мысли прощал ему всё."

"Солярис" С.Лем 1960