April 9th, 2020

vvv10

Время летит быстро

Сначала человек сокрушается о неудобствах и рисках, а потом будет сокрушаться о том, что сокрушался раньше, хотя причин для этого совсем не было, а даже наоборот, были причины лишь открывать для себя новое, тихо удивляться и радоваться
vvv10

Пасхальное яйцо - 9

Все было наоборот, все впечатление перевернулось в точности с головы на ноги - Веня во время нашей короткой встречи в кафе, где мы ели мороженое, вел себя абсолютно противоположно тому, что я наблюдала за ним до сих пор. Вместо дерганого невротизма человека, который всему миру желает доказать, какой он успешный и охуительный и которого, казалось, достаточно пнуть мизинцем, чтобы он сразу почувствовал себя задетым, передо мной сидел человек с каким-то незыблемым фундаментом спокойствия и удовлетворенности собой, но при этом Веня рассказывал мне, как много страдания в его жизни последнее время, как он сожалеет обо всем, что он сделал неправильно в отношениях со своей девушкой и что он по его мнению заслуживает всех этих ударов судьбы.

Я в основном помалкивала во время этой встречи, потому что не могла избавиться от ощущения острого когнитивного диссонанса между тем, что я видела, и что я слышала. Веня очень похорошел, даже не так - парень расцвел, как роза. Волосы блестели, кожа лоснилась матовым ровным сиянием, глаза были ясными, хорошо сфокусированными и умными, ресницы были такими идеальными, густыми и длинными, что казались как будто накладными. Одет он был в этот раз просто, но опрятно. Никакого сморщенного лба, никакой бледности депрессирующего мужчины с разбитым сердцем, ни прыщей, ни изгрызенных ногтей. Вместо всего этого переливающийся здоровый румянец.

На какой-то момент я уже не могла слушать все эти излияния румяного "пиздострадальца", потому что мне было тяжело сдерживать свой порыв сказать, что я ему просто не верю. По большому счету я бы конечно пресекла у парня любые попытки говорить о неких приятных чувствах к другой девушке в моем присутствии, но Веня это был особый случай и вероятность романтического формата с ним в моей голове на тот момент была напрочь исключена.

- "Знаешь, Веня, ты вообще не выглядишь страдальцем. Ты как-то очень хорошо и здорово выглядишь." - с некоторым возмущением сказала я.

- "Нет, ты просто не знаешь всей правды, - начал защищаться Веня, - я только лежу в своей комнате, смотрю в белый потолок и слушаю музыку. Всю сессию в универе завалил, ни одного экзамена не сдал. Все друзья за меня переживают. Спасибо тебе, что согласилась прийти!"

- "Да не за что! Но странно... Либо ты что-то не договариваешь, либо страдания тебе очень к лицу. Феномен какой-то..." - не унималась в аргумантах я.

- "Не знаю, мне нечего ответить. На самом деле мне очень плохо. Сейчас, когда мы тут с тобой болтаем, мне конечно хорошо, а вообще плохо..." - с бетонным спокойствием отвечал Веня.

- "Ну так, ты бы сейчас попробовал опять сблизиться со своей бывшей девушкой. Она бы сейчас посмотрела на все чудесные изменения с тобой и снова бы влюбилась - я в этом уверена." - начала я одаривать Веню своими бесплатными советами. Сердце мое от сочувствия растаяло и мне вдруг захотелось причинить этому пушистику добро.

- "Нет. Там история закончена, мой поезд ушел. Нет даже смысла надеяться." - ответил мне с приятной грустинкой в голосе Веня.

Грустный мужчина это вообще очень притягательно, надо заметить. Материнский инстинкт, как известно, у женщин самый сильный. Любовь к мужчине это рыхлая жидкая фигня по сравнению к тем чувствам, которые женщины испытывает к ребенку, к любому, даже абстрактному ребенку. В тот момент стало неловко за всю мою черствость по отношению к Вене, которую я позволяла себе до сих пор. Расстались мы на очень благожелательной ноте и я сказала, что он может мне звонить, если ему надо будет с кем-то поболтать и никого не окажется рядом. Какое-то светлое великодушие распирало мое душу.

Уже когда мы стали любовниками, Веня как-то, запутавшись в хронологии событий (мужчины вообще могут легко запутаться), признался мне, что ровно за день до этой нашей встречи тогда в кафе с мороженым, он опять сошелся со своей бывшей девушкой. О как! Даже не так - охренеть - О КАК! Я слушала тогда это признание совершенно обалдевшая. Убивать его конечно было не за что, никакого преступления он против меня не совершил, но все равно очень захотелось. К тому моменту он уже успел доказать мне свою ценность, так что даже если бы я захотела покуситься на его благополучие, каждая клетка моего тела уже стала бы конечно сопротивляться.

Продолжение будет...
vvv10

...

бывает, что в счастье человека так многие верят, что оно действительно случается