July 1st, 2020

vvv10

"лицо ее стянуло в неподвижную маску привета"

"Теперь Маргарита ежесекундно ощущала прикосновение губ к колену, ежесекундно вытягивала вперед руку для поцелуя, лицо ее стянуло в неподвижную маску привета.
– Я в восхищении, – монотонно пел Коровьев, – мы в восхищении, королева в восхищении.
– Королева в восхищении, – гнусил за спиною Азазелло.
– Я восхищен, – вскрикивал кот. (..)

Наихудшие страдания ей причиняло правое колено, которое целовали. Оно распухло, кожа на нем посинела, несмотря на то, что несколько раз рука Наташи появлялась возле этого колена с губкой и чем-то душистым обтирала его. В конце третьего часа Маргарита глянула вниз совершенно безнадежными глазами и радостно дрогнула: поток гостей редел. (..)

Через секунду, не понимая, как это случилось, Маргарита оказалась в той же комнате с бассейном и там, сразу заплакав от боли в руке и ноге, повалилась прямо на пол. Но Гелла и Наташа, утешая ее, опять повлекли ее под кровавый душ, опять размяли ее тело, и Маргарита вновь ожила.
– Еще, еще, королева Марго, – шептал появившийся рядом Коровьев, – надо облететь залы, чтобы почтенные гости не чувствовали себя брошенными."

М.А. Булгакова "Мастер и Маргарита"

Господи, как же надоели замученные и выдохшиеся идиоты с балов Воланда! Самое главное, их же там никто не держит насильно, сами, блять, себя доканывают задором и весельем. И "kindness" у них вокруг сполошная и "sex" у них "for fun".

sex for fun! FOR FUN!!!

"дебилы, блять..."
vvv10

Вчера был день сумбура

Во-первых, Мусяся пошла первый день после начала карантина в садик, потому что нам уже надоело слушать, как ей туда охота.

После садика я решила отвезти ребенка в горы на озеро, но Дудуся уперлась рогом и заявила, что ей нужно в цветочный магазин, чтобы купить будильник. Не спрашивайте меня, откуда в цветочном магазине будильники. Я устала спорить. Я вообще в принципе устала спорить. Я могу одна в доспехах и на коне размахивать саблей и победить всех так, что никому даже в голову не придет на меня еще хоть раз хотя бы неласково посмотреть, а тут... я устала препираться в мелочах. Я устала дискутировать о бреде. Я устала выслушивать бессмысленное нытье. Я сдалась.

Будильника в цветочном магазине конечно не оказалось, но там зато продавались шляпы. Ну такие дамские соломенные шляпы. Сначала моя дочь сказала, что ей очень нужна еще одна шляпа и я сказала - "пофик, бери любую!" Мусяся решила на этом не останавливаться и заявила, что шляпа на самом деле нужна мне, просто я об этом не знаю. Мы напяливали друг другу несчастные изделия на головы, я махала руками, отбиваясь как дикая пантера от кастрюли, но потом поняла, что нас сейчас обеих возможно выгонят из магазина и согласилась на одну маленькую шляпку. Потом эта шляпка была быстро поменяна моей дочерью на среднюю, я махнула рукой, ну а затем уже было совсем легко - Мусяся схватила шляпу с самыми широкими полями, белоснежную и с огромным темно синим, висячим по плечи, бантом - ну и все, мы из магазина вышли с этой шляпой.

На озеро было ехать уже поздно, да и по прогнозу вдруг начали обещать грозу и мы поехали на речку.

Наша горная река от последних дождей разлилась так, что пляж исчез в буквальном смысле. Вдоль берега остался небольшой островок, мимо которого несся мутный поток, а в нем неслись ветки, камни и целые деревья, вырванные с корнями. На этом островке уже ютились люди, но мы тоже нашли местечко, расположились, переоделись в купальники и я даже присела в кресло. В холодильнике у меня была бутылка пива и это как-то мотивировало. Открывашку я конечно забыла, но отчаиваться не стала и открыла бутылочную крышку об угол поручня складного кресла. Рядом сидел мужик, который на какое-то время завис в изумлении, но потом все таки взял себя в руки и поздоровался.

А потом к нам начала приставать собака. Причем непонятно чья собака. Все немцы вокруг тихо возмущались, цокали языком и говорили собаке "пыщь". Собака то уходила, то снова приходила и было непонятно, с кем она пришла. Никто к ней не признавался. Через какое-то время, когда собака в очередной раз подошла к моему ребенку и в эту собаку другой рядом сидящий мужик начал кидать камни, я поняла, что мне таки придется встать и вмешаться. Короче, я пошла по пляжу, начала спрашивать, чья собака, но все молчали как партизаны. Одна голая бабулька начала мне жаловаться, что собака лезет к ней в сумку - а у нее там бутерброд, другая тетка сказала, что собака сделала ее жизнь невыносимой и чуть не заплакала. Но никто - НИКТО - не выдал мне точных координат хозяина.

Я бродила по пляжу и вглядывалась в лица. Когда я дошла до конца нашего островка, одна тетка не выдержала моего взгляда, вскочила и сказала, что она уже уходит. Собака оказалась ее. Тетку все провожали дружным шипением, а со мной все вдруг захотели подружиться и поделиться наболевшим. Но я проявила силу воли, пожелала всем хорошего дня и опять села в свое кресло.

Дочь моя, видимо от распирающей гордости за свою великую мать, водрузила мне на голову новую шляпу и сказала при этом, что носить ее надо бантом не назад, а наперед, чтобы ленты перед лицом свисали. Говорит, что так мне красивее.

Мужик рядом сразу набрал кого-то в телефоне и начал громко по немецки жаловаться, что он не доволен, что качество говно, что немцы говно и Германия вся тоже - говно, а вот в России, сказал немец, он считает, все прекрасно организовано и что он обожает русских.

Я сидела в белой шляпе с широкими полями, темно синий бант бился нежной птицей от ветра и хлестал мне по всему лицу. Все было отлично.

На обратном пути по радио включили одну из моих любимых песен, Мусяся попросила сделать погромче, я врубила на всю катушку и мужчины у ларька с бутылками пива в руках махали нам вслед.



Это какая-то дикая смесь австрийского, баварского и швейцарского диалекта, поэтому ни одного слова в песне не понять. И это хорошо