January 7th, 2021

vvv

Неизбежность взрыва

У интернет психолога эволюции тут недавно обсуждалась тема, в которой, по-видимому, ни у нее самой, ни у ее комментаторов опыта нет, а точнее - тема страстной любви и о том, кто способен устоять в условиях такой природной катаклизмы.

https://evo-lutio.livejournal.com/1320554.html

Автор статьи утверждает, что достаточно не нахальничать и соблюдать психологические границы и все будет в любви прекрасно, но при этом становится неясно, где же тут страсть, если под влиянием страсти оба только и делают, что ведут себя по отношению к друг другу, как нахалы, изводят нервы и стремятся лишь к одному - разрушить все границы так, чтобы построение новых уже стоило таких усилий, что легче уже вообще не дергаться. Тут же, в качестве примера, откопали Анну Каренину, - дескать, если бы она не ревновала Вронского и не выносила бы ему мозг, то все у нее было бы хорошо.

Вообще, интересно отметить, насколько у большинства людей в представлениях о "страстной любви" слепое пятно и люди думают, что это некое магическое состояние, при котором надо непременно применять всякие эмоциональные или психологические трюки. Никому в голову не приходит, что столкновение со "страстной любовью" это просто сложная жизненная ситуация, для успеха в которой, необходимо только одно - реальный опыт на поле боя.

Анна Каренина была обречена на жизненную катастрофу не тогда, когда связалась с Вронским, а гораздо раньше - когда пошла замуж за мужчину, с которым они имели равномерные и очень удобные для обоих отношения с комфортной температурой чувств. Не подвернись ей Вронский, на его месте бы оказался кто угодно, просто потому что барышня уже до такой степени перезрела для горячей страсти в рамках своей "правильно построенной" семейной жизни, что готова была влюбиться по уши хоть в столб и бежать за ним босая в ночь.

По сути дела, даже сам Лев Толстой описал эту историю в качестве демонстрации кризиса философии брака, где люди с самого начала руководствуются не страстным притяжением к друг другу, а здравым смыслом и показал таким образом, что потом в будущем может ждать таких вот "хитрожопых", как Анна и ее муж, ловко задвинувших на антресоль сознания вулканы своих чувств, как опасные и лишние риски для жизненного успеха. Поэтому то Вронский, как герой романа, до сих пор и вызывает настолько противоречивые чувства у читателя, что с одной стороны это игривый обольститель, а с другой - он, как несчастная овца, который просто подвернулся под руку и пошел в качестве жертвы на заклание к алтарю жажды нерастраченной женской страсти. Причем даже сама Анна это все осознавала, так как была далеко не глупа:

"— Я несчастлива? — сказала она, приближаясь к нему (к Вронскому) и с восторженною улыбкой любви глядя на него, — я — как голодный человек, которому дали есть. Может быть, ему холодно, и платье у него разорвано, и стыдно, но он не несчастлив."

Можно себе вообразить любовь с голодным, который готов лизать в благодарность руки? Вытворять что-то подобное в сексуальном аффекте - это совершенно другая история. Проблема в том, что люди, которые рационально и методично долго избегали любовной драмы в своей жизни, когда наконец вниз головой падают в пучину страсти, делают подобное не в чувственных играх, а взаправду из благодарности, и это у другой стороны не может вызывать ничего кроме отторжения. Именно из-за этого и начала происходить перемена чувств у Вронского, который был вначале с абсолютной страстью увлечен Анной. Чувства его закончились не тогда, когда он узнал, что у них будет ребенок, а тогда, когда понял, что за образом уверенной в себе сытой и лениво грациозной пантеры стоит личность женщины с душой голодной собаки, для которой он - обычная кость.

Как же уберечь себя от такой пропасти в чувствах? Да очень просто на самом деле - с самого юного возраста не надо бояться своих чувств, своей страсти, разбитого сердца, отверженности или недолюбленности. Любовные страдания это нормально и они должны переживаться, ненормально - это когда их нет. Когда человек это понимает и относится к страстной любви, как естественной неотъемлемой части здорового земного пути, он не будет это демонизировать и ассоциировать с мороком собственного безумия, а примет это смиренно, возможно даже и с гордостью за самого себя
vvv

Ну вот, опять началось!

Тут мне муж говорит:

- "Вика, я давно хотел тебя об этом попросить и считаю, что время пришло, в общем, дорогая, любимая и обожаемая! - в американском патентном праве есть несколько важных пунктов, которые отличаются от европейского патентного права и я прошу тебя не сопротивляться, а расслабиться и глубоко изучить ради мужа этот юридический вопрос. А еще я хотел сказать, что Капитолий и Байдена тоже надо обсудить....и трусы Навального..."

Я такая сижу в кружевных чулках и молча пью шампанское, а потом вдруг думаю - "а хватит молчать! женщины тысячелетиями притеснялись. сколько можно?!"

И я, набравшись храбрости, отвечаю:

- "Знаешь, я у тебя только для секса и для воплощения твоих самых смелых чувственных фантазий и больше не для чего! Ради свободы моего выбора боролись Клара Цеткин с Розой Люксембург и суфражистки страдали по тюрьмам."

А муж такой стоит смотрит на меня, глаза выпучив, а потом по столу кулаком как хрясь:

- "Не бывать этому никогда! Супружеский долг еще никто не отменял! Будешь со мной разговаривать, о чем я захочу и так долго, как я хочу! Иначе я найду с кем мне поговорить!"

При этом губы сжимает и злобно щурится
vvv

can allow

sometimes if you think that a woman behaves like she has no decent manners, it can mean just two things: either she really does't have any base for good manners or her self-awareness about her standards is so high, that she can allow herself never to question the style of her behaviour