eskalera (eskalera) wrote,
eskalera
eskalera

"Ужасно то, что красота есть не только страшная, но и таинственная вещь" Митя Карамазов

Когда художник понимает, что он художник? Нам всем наверное представляется некое искрящееся действо, когда на человека вдруг снисходит блаженная благодать и он со слезами радости берется за творчество. Солнце лучами струится, райские птички поют, заполненный внутренним светом художник берется за кисть и рождает шедевры. Сладкое счастье - как каждый из нас, мечтая о творчестве, ожидает.

А что если творчество это мука? А жажда творчества это страшное адское бремя, поглощающее человека как бездна, истощающая силы и эмоции? Что если человек сам не не желает этого бремени, пытается избавится от него, но не в силах?

Когда я читаю Достоевского, мне ясно, что никакого удовольствия писатель от своего творчества не имел. Каждое предложение, каждый сюжет было болью для того, кто это писал. Когда я читаю Достоевского, я не понимаю, зачем он так себя мучил. Вероятно ответ лишь один - не мог иначе.

Как мы помним, великий классик родился в семье врача, которому государь пожаловал дворянский титул и землю с имением. Отец Достоевского никогда не был богат, но поставил для себя цель - дать самое лучшее образование для своих детей. Достоевский с братом окончили в Петербурге Главное Инженерное Училище, которое являлось самым престижным высшим образовательным заведением для молодых мужчин в России того времени. Училише было дорогим и очень требовательным к абитуриентам, посему выпускало очень малое количество выпускников. На каждого такого выпускника была выстроена очередь из государственных чиновничьих учреждений и промышленников в желании заполучить себе этих специалистов. Это образование гарантировало Достоевскому элитное место службы с высоким доходом на всю его жизнь. Но Федор Михайлович выбрал стезю литератора - путь почти всегда нищего выскочки, терзаемого требованиями издателей и издевательствами критиков. Но выбирал ли он себе этот путь?

Но верменся к "Братьям Карамазовым"

Дмитрий Карамазов отставной поручик, полуграмотный солдафон, который по сути дальше всех должен был быть от творческой муки, после "удара" об Грушеньку говорит:

"Красота – это страшная и ужасная вещь, – говорит Митя, – страшная потому, что неопределенная, а определить нельзя, потому что Бог задал одни загадки. Тут берега сходятся, тут все противоречия вместе живут... Красота! Перенести я притом не могу, что иной, высший даже сердцем человек и с умом высоким начинает с идеала Мадонны, а кончает идеалом Содомским... Что уму представляется позором, то сердцу сплошь красотой... Ужасно то, что красота есть не только страшная, но и таинственная вещь. Тут дьявол с Богом борется, а поле битвы – сердца людей"

Рождение художника по мнению Достоевского - страшная вещь. И на примере Мити Карамазова, который в Грушеньке открыл свою музу, он рассказывает читателю, как это происходит. До встречи с Грушенькой с Дмитрием не происходит ничего, кроме маеты с кутерьмой:

"Юность и молодость его протекли беспорядочно: в гимназии он не доучился, попал потом в одну военную школу, потом очутился на Кавказе, выслужился, дрался на дуэли, был разжалован, опять выслужился, много кутил и, сравнительно, прожил довольно денег."

Интересно, как происходит эта роковая встреча с Грушенькой. Дмитрий шел к ней домой с буквальным намерением "набить ей морду". Он через знакомых занял сумму денег под проценты у Грушеньки и та не желала давать острочку долгу. Вбзешенный Митя пришел расправиться с чертовой бабой и указать ей свое место. Нарвался на Грушеньку. Та его с порога окатила своими изгибами, кошачьим мурлыканьем и игривыми шуточками. И все - зашел Митя отставной поручик, а вышел бледный художник со взором горящим, который теперь дышит лишь колебаниями души Грушеньки и более ничем.

С этого момента Дмитрий Карамазов становится воплощением чувственной мужской мнительности. Все считают, что он обезумел, над ним смеются и подтрунивают, даже сама Грушенька, но ему совершенно все равно. Он наслаждается и даже гордиться тем, что в его душе теперь "поле битвы", где "дьявол с Богом борется". Потому что художник, блять :)

"Он был именно такого свойства ревнивец, что в разлуке с любимою женщиной тотчас же навыдумывал бог знает каких ужасов о том, что с нею делается и как она ему там «изменяет», но, прибежав к ней опять, потрясенный, убитый, уверенный уже безвозвратно, что она успела-таки ему изменить, с первого же взгляда на ее лицо, на смеющееся, веселое и ласковое лицо этой женщины, — тотчас же возрождался духом, тотчас же терял всякое подозрение и с радостным стыдом бранил себя сам за ревность."

Прекрасна описана невротическая сцена метаний Дмитрия, после того как Грушенька шутливо посидела на коленках у его брата Алеши, обняв его ласковой кошкой, и сама того не понимая, отдала Алеше свое сердце. Митя все это чувствует и не помня себя срывается в село, куда Грушенька после встречи с Алешей поехала к своему бывшему любовнику, по которому она пять лет сходила с ума, польскому офицеру, зовущего ее теперь замуж:

"А Дмитрий Федорович летел по дороге. До Мокрого было двадцать верст с небольшим, но тройка Андреева скакала так, что могла поспеть в час с четвертью. Быстрая езда как бы вдруг освежила Митю. Воздух был свежий и холодноватый, на чистом небе сияли крупные звезды. Это была та самая ночь, а может, и тот самый час, когда Алеша, упав на землю, «исступленно клялся любить ее во веки веков». Но смутно, очень смутно было в душе Мити, и хоть многое терзало теперь его душу, но в этот момент всё существо его неотразимо устремилось лишь к ней, к его царице, к которой летел он, чтобы взглянуть на нее в последний раз. Скажу лишь одно, даже и не спорило сердце его ни минуты. Не поверят мне, может быть, если скажу, что этот ревнивец не ощущал к этому новому человеку, новому сопернику, выскочившему из-под земли, к этому «офицеру» ни малейшей ревности. Ко всякому другому, явись такой, приревновал бы тотчас же и, может, вновь бы намочил свои страшные руки кровью, а к этому, к этому «ее первому», не ощущал он теперь, летя на своей тройке, не только ревнивой ненависти, но даже враждебного чувства."

Вот так - "Это была та самая ночь, а может, и тот самый час, когда Алеша, упав на землю, «исступленно клялся любить ее во веки веков». Но смутно, очень смутно было в душе Мити", "а к этому, к этому «ее первому», не ощущал он теперь, летя на своей тройке, не только ревнивой ненависти, но даже враждебного чувства."

И не обмануло чувство Дмитрия. Грушенька мгновенно забыла этого поляка, как только увидела его вновь. Митя это сразу понял, но смутное чувство осталось при нем.

"— Митя, голубчик, постой, не уходи, я тебе одно словечко хочу сказать, — прошептала она и вдруг подняла к нему лицо. — Слушай, скажи ты мне, кого я люблю? Я здесь одного человека люблю. Который это человек? вот что скажи ты мне. — На распухшем от слез лице ее засветилась улыбка, глаза сияли в полутьме.

Знаешь, Митя, я в монастырь пойду. Нет, вправду, когда-нибудь пойду. Мне Алеша сегодня на всю жизнь слова сказал... Да... А сегодня уж пусть попляшем. Завтра в монастырь, а сегодня попляшем."

Про Митю допишу еще...
Subscribe

  • the health

    being disappointed, vulnerable or scared is absolutely normal. sometimes if you know enough yourself, you can predict that the current tolerance…

  • blessing

    it is a true blessing that we live in society, where personalities exist, who are beautiful, strong and delicate enough to admit their weaknesses and…

  • Вот почему?

    Почему нельзя как то соединить и смешать классический балет и фламенко? Классический балет это унылый галиман для бабулек, которые думают, что…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments