eskalera (eskalera) wrote,
eskalera
eskalera

Categories:

"Ужасно то, что красота есть не только страшная, но и таинственная вещь" Митя Карамазов - 4

Перед тем как приступить дальше к теме о Дмитрии Карамазове, мне хочется сказать пару слов о проблеме в понимании Достоевского. Достоевского действительно мало читают и любители его произведений рассматриваются сегодня как некие малахольные литературоведы в перхоти, сидящие над пыльной книгой и пытающиеся прислонить свою душу к сакральному таланту великого писателя, чтобы ощутить свою способность на проникновение в исключительный смысл. Ну или же Достоесвкого читают действительно ценители хорошей литературы, которых сегодня, увы, две с половиной штуки. Для остальных Достоевский абсолютно недоступен, по очень простой причине - он очень сложен. Сложен не в смысле того, что среднему уму его не дано понять, а сложен тем, что в его произведениях неимоверное количество деталей, играющих важную роль.

В этом смысле нельзя забывать, что по образованию Достоевский был военным инженером, у него, не смотря на пристрастие к литераторству, был исключительно математический склад ума. Если вы когда-нибудь близко общались с инженерами, то не могли не заметить эту повышенную степень фиксации на множестве деталей, каждая из которых, очень(!) важна. Человек с инженерным образованием, рассказывающий вам анекдот, это всегда феерический перфоманс, когда анекдот даже до половины не доведен, а слушатели уже давно ржут. Так вот, Достоевский так и писал свои романы, как инженер документацию к инженерному устройству - когда предполагается, что читатель будет многократно перелистывать назад, уточнять и сверять детали. Но традиционно обычную литературу никто так не читает, поэтому неподготовленный к Достоевскому читатель заснет над этой разноцветно пузырящейся мутью уже на 20ой странице. По этой же причине очень мало хороших экранизаций его произведений. А адски сложных в плане деталей "Братьев Карамазовых" вообще до сих пор никто прилично не поставил, потому что математиков в мире искусства немного.

Дмитрий Карамазов, как я уже писала, очень сложный характер. Каждое его слово, каждая шутка-прибаутка, каждое движение имеет значение. Где я остановилась?

- Митя оказался в тюрьме по несправедливому обвинению в убийстве отца
- Грушенька, в которую Митя влюблен, как пылкий идиот, (или по крайней мере, прочно вбил себе это в голову), согласилась стать его невестой и готова пойти за ним хоть на каторгу - и все это из чувства вины перед ним, за то, что дразнила и динамила

Что может придумать в этой ситуации такой, как Дмитрий Карамазов? Если читать внимательно его рассказы о собственной жизни, нельзя не заметить его ярких стратегических способностей. Митя в любой ситуации имеет план А, Б и даже В. Интересно почитать, как Митя охмурял Катерину Ивановну, первую невесту города, а самое главное - за что:

"Подошел я к ней уже несколько спустя, тоже на вечере, заговорил, еле поглядела, презрительные губки сложила, а, думаю, подожди, отмщу!"

Вот он митин характер то весь тут - "подожди, отомщу!" Ну и отомстил, конечно. Когда Катерина Ивановна пришла к Мите в казарму отдаться за деньги, котoрые были необходимы для спасения ее отца:

"Первая мысль была — карамазовская. Обмерил я ее глазом. Видел ты ее? Ведь красавица. Да не тем она красива тогда была. Красива была она тем в ту минуту, что она благородная, а я подлец, что она в величии своего великодушия и жертвы своей за отца, а я клоп. И вот от меня, клопа и подлеца, она вся зависит, вся, вся кругом, и с душой и с телом. Очерчена. Я тебе прямо скажу: эта мысль, мысль фаланги, до такой степени захватила мне сердце, что оно чуть не истекло от одного томления. Казалось бы, и борьбы не могло уже быть никакой: именно бы поступить как клопу, как злому тарантулу, безо всякого сожаления... Пересекло у меня дух даже. Слушай: ведь я, разумеется, завтра же приехал бы руки просить, чтобы всё это благороднейшим, так сказать, образом завершить и чтобы никто, стало быть, этого не знал и не мог бы знать. Потому что ведь я человек хоть и низких желаний, но честный. И вот вдруг мне тогда в ту же секунду кто-то и шепни на ухо: «Да ведь завтра-то этакая, как приедешь с предложением руки, и не выйдет к тебе, а велит кучеру со двора тебя вытолкать. Ославляй, дескать, по всему городу, не боюсь тебя!» Взглянул я на девицу, не соврал мой голос: так конечно, так оно и будет. Меня выгонят в шею, по теперешнему лицу уже судить можно. Закипела во мне злость, захотелось подлейшую, поросячью, купеческую штучку выкинуть: поглядеть это на нее с насмешкой, и тут же, пока стоит перед тобой, и огорошить ее с интонацией, с какою только купчик умеет сказать:
— Это четыре-то тысячи! Да я пошутил-с, что вы это? Слишком легковерно, сударыня, сосчитали. Сотенки две я, пожалуй, с моим даже удовольствием и охотою, а четыре тысячи — это деньги не такие, барышня, чтоб их на такое легкомыслие кидать. Обеспокоить себя напрасно изволили.
Видишь, я бы, конечно, всё потерял, она бы убежала, но зато инфернально, мстительно вышло бы, всего остального стоило бы. Выл бы потом всю жизнь от раскаяния, но только чтобы теперь эту штучку отмочить! Я подошел к окну, приложил лоб к мерзлому стеклу и помню, что мне лоб обожгло льдом, как огнем. Долго не задержал, не беспокойся, обернулся, подошел к столу, отворил ящик и достал пятитысячный пятипроцентный безыменный билет (в лексиконе французском лежал у меня). Затем молча ей показал, сложил, отдал, сам отворил ей дверь в сени и, отступя шаг, поклонился ей в пояс почтительнейшим, проникновеннейшим поклоном, верь тому! Она вся вздрогнула, посмотрела пристально секунду, страшно побледнела, ну как скатерть, и вдруг, тоже ни слова не говоря, не с порывом, а мягко так, глубоко, тихо, склонилась вся и прямо мне в ноги — лбом до земли, не по-институтски, по-русски! Вскочила и побежала."

С Грушенькой же все сложнее оказалось. Она сама Митю охмурила, поскольку планов на Грушеньку у него не было. И что еще обидней - охмурила не с целью, а ради шутки. Может Митя Карамазов такое безнаказанным оставить? Нет конечно. Такой как Митя все силы кинет и такой перфоманс забубенит, что окружающим даже во сне никогда не снилось. Он же художник, а у художников никаких лимитов нет.

Чувство вины Грушеньку придавило и она теперь готова на все ради облегчения судьбы Мити, это ему ясно. При таком положении вещей ему может быть интересно оправдательное решение суда в его сторону? В этом случае будет что: Митю освобождают в зале суда, все счастливо его обнимают и Грушенька тоже, потом она говорит ему что-то вроде: "как я счастлива, что у тебя все хорошо, чмоке-чмоке, милый, и теперь - да иди ка ты на&ер". Митя понимает, что это будет единственный расклад в случае оправдания. То, что Грушенька его не любит, он тоже понимает, он не идиот. Так вот, последняя глава романа - самая сложная и самая интересная. Она полностью о том, как Митя выстраивает свой паучий план и оправдательный приговор в этот план никак не входит.

Об этом потом допишу...
Subscribe

  • really doesn't matter

    in some cases it really doesn't matter, if what you did, was a product of your evil indelicateness or of a vulgar stupidity, because your ambitions…

  • the health

    being disappointed, vulnerable or scared is absolutely normal. sometimes if you know enough yourself, you can predict that the current tolerance…

  • blessing

    it is a true blessing that we live in society, where personalities exist, who are beautiful, strong and delicate enough to admit their weaknesses and…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments