Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

vvv

Два удивительных характера

Удивительно все же, как великие Плисецкая и Лиепа умудрились впитать в свое тело от балета только то, что они сами разрешили, а то что могло деформировать их персональную физику, они просто не впустили в себя

vvv

Вот почему?

Почему нельзя как то соединить и смешать классический балет и фламенко?

Классический балет это унылый галиман для бабулек, которые думают, что колготки, натянутые до подмышек, это секс. Фламенко это что-то сногсшибательное и коварное, к которому даже подойти страшно не только бабулькам, а вообще всем.

Но вот если это все соединить и перемешать, то получится идеальная температура и большая польза всем.

А?



Все таки Плисецкая это до сих пор не восполнимая потеря в пане высокого вкуса

vvv10

Чего я, пожалуй, никогда не пойму

это того, как это возможно - родиться на этой земле женщиной в наши благословенные для женщин времена - и при этом сознательно обрекать себя на муки, ради того чтобы соответствовать неким мужским фетишам, которые, если признаться, часто - ведь совершенная безвкусица! От этой безвкусицы мужчин самих же потом и воротит.

Как, например, можно сейчас отдать девочку на русский балет, как?? Отдать туда, где в основном только одни девочки, их заставляют вытягиваться стрункой с кукольными ничего не выражающими совершенно одинаковыми лицами и учиться часами пребывать с такой мимикой набитых пустоголовых дур. Отдать туда, где с детства начинается нездоровая конкуренция за мужское внимание. Абсолютно искусственная конкуренция. Где главная философия жизни - выгнуться и растопыриться так, как у других не получается.

Я могу еще как-то понять, если папа мечтает, чтобы дочь стала балериной - в этом есть некая логика, но как мамы в такое отдают своих дочерей - не понимаю! Что у этих женщин в головах? А в трусах у них что? Бетонная целина?

Но лечится все, я считаю. Вот если всех этих балетмейстеров-хулетмейстеров, всех этих учителей балета принудительно заставить трахать только балерин и общаться тоже только с балеринами, вот прямо с клонами Анастасии Волочковой, то очень шустро все изменится и вкусы в балетном мире на то, какая должна быть девочка-девушка-женщина, быстро поменяются.
vvv

кабинет физики - 15

На второй год в шестом классе из-за этой дурацкой "единицы" по ритмике меня таки не оставили. Как потом намекнул наш классный руководитель, на учительском собрании, где решался этот вопрос и где, как я поняла, убедительно разыгрывал слезную трагедию, драму с монологами, политический призыв и борьбу за гендерное превосходство наш утонченный и ранимый учитель ритмики, за второй год проголосовали почти все, кроме директрисы школы, Ларисы Григорьевны, с которой у меня сложились хорошие отношения. Она преподавала историю, а я историю любила. В классе, где большинство не могло отличить Ивана Грозного от Петра Первого и Наполеона от Пьера Безухова, ученица, которая могла поддержать беседу на тему Столыпинской реформы, представляла собой незаменимую ценность. К тому же Лариса Григорьевна была женщиной статной с грудным низким голосом и весьма крупной, надо заметить, намного крупнее бывшего артиста балета. И не смотря на то, что он называл директрису исключительно "Ларисочка Григорьевна", уложить ее в своей конуре ему вероятно не удалось. Со всякими маловесными доверчивыми хорьками он справлялся, а тут была целая упитанная пантера. От такой и огрести можно неслабо, если что не так.

Оценка эта злосчастная еще раз всплыла в конце восьмого класса, когда я хотела продолжать учебу и перевестись в девятый. К счастью, на тот момент учителя ритмики сдуло от нас в какую-то балетную школу, где он стал директором, в нашей же школе за пару лет его преподавания уже накопилась целая стопочка коллективных жалоб от девочек из других классов, поэтому на "единицу" мою уже махнули рукой. А в конце десятого класса директриса и вовсе приняла решение не вносить оценку по ритмике в аттестат зрелости. Вот так "коллективное бессознательное", не сговариваясь, работает над поддержкой социального иммунитета, ха-ха. Но мне этa история все равно изрядно потрепалa нервы.

Вообще, балет, как я теперь уже понимаю, это очень закрытый извне круг общества, где, кроме этой общей замкнутости еще и каждый отдельно эдакий аутист. Такая тайная масонская ложа, где друг другу даже в глаза смотреть боятся, чтобы лишнего не выдать. Во внешнем же мире эти люди все ведут себя как под копирку одинаково, как будто их инструктировали по одним методичкам. Скромный опущенный взгляд в сторону, разговоры только о счастье дарить людям радость и о благодарности за внимание. Слушаешь такое и появляется невольно подозрение, что человек это говорит из страха перед некой невидимой розгой.

Но в любой системе бывают сбои, еще раз ха-ха! Николай Цискаридзе и есть тот самый "сбой в системе" - первый импульс коллективного бессознательного. Цискаридзе, в прошлом ведущий артист Большого Театра, сейчас является ректором ведущей балетной школы мира. Русской школы. По сути, он сейчас и есть система или ее главный механизм. Человек, хоть и слегка преувеличенно манерный, но все же очень обаятельный, поскольку совершенно лишен какого-либо страха и это заметно. Как я поняла, у него еще есть юридическое образование, то есть с мозгами проблем нет и говорить Николай вообще не боится. Говорит прям ФСЁ-ФСЁ, искренне и непосредственно как ребенок. И об экскортных услугах балерин в качестве подхалтуривания для лишнего рубля или для доступа к большим творческим горизонтам, и об обмазывании трусов сопернику по сцене некой жгучей мазью среди артистов мужчин. И о жестоком обращении преподавателей или репетиторов в отношении студентов или артистов. Голос ведущей за кадром загадочно повествует при этом о том, что раньше дескать артисты балета были вообще крепостными и их регулярно били. Слушаешь это все, как захватывающий триллер и вращаешь круглыми глазами.

Такого количества интервью, как Цискаридзе, не давал наверное ни один артист балета. И такого количества правды о балете и балетном мире невозможно было бы узнать и увидеть без помощи Николая. Как то я видела видео, где показывали его на репетиции в его школе. Цискаридзе ругал тощих запуганных студентов за "жирные ляжки" и требовал возвышенности от исполнения. Грустные студенты с торчащими по бокам ребрами пытались вытягивать и без того худые лица, чтобы выдавить еще немного утонченности, но Николай бдительно замечал, что двигаются они как свиньи или как коровы, не помню уже, но точно что-то поэтическое в стиле Маяковского. Потом я еще где-то видела видео из той же школы, где Николай во время репетиции подходит к молодым студентам, девушке и парню, отстраняет парня и хватает девушку не просто за внутреннее бедро, а практически за промежность и говорит: "Вот так надо!" Девушка или даже еще девочка, лет 12-14, терпит это все как восковая кукла, на лице у которой изображено весьма страшное выражение - оцепенение. Психологи полагают, что состояние оцепенения самое плохое, что может случиться с человеком. Эта такая форма эмоционального вакуума, когда человек должен по логике происходящего плакать, например, при потере близкого, но не может, или должен злиться, возмущаться, когда его обидели или оскорбили - и тоже не может. Такая душевная пустота - на клеточном уровне человек функционирует, на психологическом уровне - полностью отсутствует.

Конечно же Цискаридзе вполне себе cute для своего возраста, особенно если на стульчик его куда посадить, и он при этом красивый изгиб спины изобразит, ногу на ногу забросит и если ему еще шарфик модный какой повязать. Но для девочки 12-14 лет он все равно очень взрослый волосатый дядя. Динозавр, ископаемое. Но Николай этого не понимает и прет напролом, и гнет свою линию и внушает нахрапом прекрасное, даже ни на каплю не задумываясь, что может чувствовать его юная ученица. Вот наш учитель ритмики был такой же. Он был готов протаранить своей идеей о прекрасном любого ребенка или подростка, свято веря в свою великую миссию. Жуткое, страшное в своей сути явление.

"Приходится работать с разным материалом" - говорит Николай. Чтобы не ошибиться, материал - это студенты. Хм, Материал! В следующем кадре Цискаридзе рассказывает, что его семья и, в частности, его мама, женщина образованная, красивая и пользующаяся интересом у мужчин, пожертвовала абсолютно всем в своей жизни - и карьерой, и личным счастьем, да и вообще жизнью, так как умерла очень рано - все ради того, чтобы сын имел шанс попасть на сцену Большого Театра. Нет-нет, на балетной сцене не изобретают пенициллин, чтобы спасти половину человечества, там вообще никто никого не спасает и не собирается. На балетной сцене развлекают вечернюю публику. Балет вообще никаким боком с человеческим героизмом не связан - это шоу, одно из множества разных, предлагаемых современной индустрией развлечений. А "артист балета" это просто работа в найме. И вот, Николай Цискаридзе, мальчик из семьи с печальной историей в силу того, что его детское увлечение связало его жизнь с очень токсичной для человека профессией, не грустит и не сожалеет о потерях, как в норме ожидалось бы, а уверенно провозглашает: "Да, балету надо пожертвовать всего себя без остатка! Иначе никак."

Хм. В деле требований к самопожертвованию потенциал в принципе большой. Человеческая история знавала выдающие в этом смысле примеры - в средневековье специально деформировали детей, чтобы они неестественно развиваясь, потешали своими физическими уродствами королевские дворы Европы, в эпоху барокко в итальянских операх было принято кастрировать мальчиков - итальянские теноры были знаменитым брендом, в двадцатом веке в нацистских концлагерях из людей вообще шили сумочки. Что творилось в античном мире, лучше даже и не вспоминать, чтобы не расстраиваться.

Сейчас же мы живем во времена, когда за оскорбление личности студента или за слишком беспардонные действия в сторону сексуальных границ кого-либо из учеников можно лишиться права на преподавание, во времена, когда работодатель рискует отвечать на претензии работника в суде, если работодатель посылает ему рабочие е-мейлы вне рабочего времени и тем самым нарушает право работника на безмятежность от бизнеса в своей приватной жизни. Николай Цискаридзе, будучи чиновником весьма значительного ранга, человеком обладающим юридическим образованием и просто заметной персоной с весомым мнением в обществе, этого всего не слышал и не знает. Или не хочет знать и слышать. Сложно сказать, к чему это все приведет.

Коллективное бессознательное не дремлет и делает новые запросы на отвечающие современности формы в отношении детства законодательства. Насколько мне известно, российские хореографические школы уже подверглись изменениям, исходя из новых требований. Если выдающиеся деятели балетного искусства продолжат упорствовать в философии "нас били, мучили, унижали, заставляли голодать во всех человеческих смыслах и только это самый эффективный путь общества к прекрасному", то я даже не знаю, чем может все закончиться. Объявлением балета и ему подобных практик преступлением против человечности? Запретом балетной атрибутики? Штрафами, криминальными расследованиями? Где точка поворота сознания сообщества аутистов и девиантов под названием "балетный мир"?

Спустя уже много лет после школы и множество раз переварив свое возмущение и злость в сторону нашего учителя ритмики, бывшего артиста балета, который влепил мне несправедливый и во всех отношениях и неудобный для меня "кол" по своему предмету, и благодаря этим совершенно по детски искренним откровениям ректора ведущей русской балетной академии Николая Цискаридзе, я, уже будучи взрослым человеком, поняла, что наш учитель отнюдь не был бездушным монстром, как мы его воспринимали, a всего лишь был жертвой системы. Жертвой cломленной и нашедшей в этом сломе свою единcтвенную опору и силу. B своем личностном развитии возможно он был даже младше подростков, нас. У него тоже была своя истина и со своей позиции он был прав. Только вот в нормальной школе или, как сейчас модно говорить - в школе для ширномассы, наш учитель не смог никого увлечь своим "возвышенным блаженством". Никого, кроме жаждущих романтики взрослых теток. Да и те не в искусстве были заинтересованы. И это как бы факт.

Сейчас я мама почти четырехлетней дочери. Живу в Мюнхене, весьма продвинутом во всех смыслах городе, общаюсь, понятное дело, довольно тесно с представителями русской диаспоры, которые в свою очередь, если не сами, то детей своих по традиции непременно желают "окунуть" в какое-нибудь искусство, а то и не в одно. И балетная школа у меня как бы все время на слуху. Что примечательно, много десятилетий уже кануло со времен уроков ритмики, город и страна поменяны, но русская балетная школа остается все таким же унылым говном. Удивительное постоянство. У наших знакомых девочка ходит в одну такую. На пятьдесят девочек один толстый мальчик (мне интересно, балетным людям такой факт не намекает, что для мальчиков/парней балет это голимая скукотень и надо бы что-то менять?) У девочки этой самой - легкий лишний вес и большая тяга к джанк-фуд, причем девочка ходит в эту школу уже года четыре. При этом у девочки постоянный фокус на внешности, разговоры о "ляжках", "наетых булках" и взгляд очень взрослый, оценивающий такой. Не детский взгляд. Девочка с ригидной осанкой, умеет делать шпагат и задирать ноги, но крупная моторика у девочки отстает на года три-четыре. На детской лазaлке девочка двигается совершенно неуклюже. Не юркая, не вертлявая, не пластичная. И очень пассивная на движение. Насколько я поняла, в балетной школе их там насколько принуждают к движениям и жестам в строгих рамках, и так изнуряют этим, что уже с детства любое лишние движение в свободное от балета время ассоциировано со скукой и вызывает неприятие. Любое лишнее поднятие ноги или руки - лишнее. Недавно, к счастью, ее маме намекнула какая-то врач, что неплохо бы проверить у девочки ступни, так как у балетных деформированные ноги и нормальную обувь они носить не смогут. Мама немного опомнилась от иллюзии, что балет это непременное благо.

Ни один немец в такую русскую балетную школу своего ребенка естественно не отдаст. Да вообще никто не отдаст, кроме русских мамаш с гиперопекой или с собственной несбывшейся мечтой о великом искусстве. Год назад я читала, что русские в Мюнхене даже собираются открывать балетную школу-интернат, то есть, это когда дети родителей видят только по выходным. Интересно, пойдут ли служители прекрасного еще дальше - например, можно делать осмотр новорожденных еще в роддоме и сразу забирать от родителей в балетную школу, а там им потихоньку иголки под ногти, чтобы порог боли повышать...Ох много можно задорного напридумывать с детками то, ох-ох!

И думается вот что - ну почему русские из всего хотят сделать некий маргинальный ад, вместо того, чтобы попытаться либерализировать? Почему балет не предоставляет человеку дополнительные возможности, как йога, например, а непременно требует жертв от здоровья и личной жизни? Почему балет это принуждение к конкуренции там, где конкуренции нет и быть не может - в танце. Все это выглядит нелепо и может лишить естественного человеческого обаяния любого. Конечно же такие люди как Николай Цискаридзе могли бы стать великим авторитетом для молодежи, и большой надеждой для родителей,

- если бы в балетной школе преподавали прежде всего философию танца, а не задирание ног,
- если бы ребенка в такой школе обучали принципам и смыслу разумной диеты, через конкретные курсы по готовке и выбору продуктов (современная молодежь при наличии сейчас весьма агрессивного по числу предложения выбора еды, реально потеряна в этом смысле, молодежь ест консервы и джанк, полагая, что готовить самому это очень сложно и долго),
- если бы ребенка могли через танец раскрепостить и научить получать удовольствие от собственного движения - ведь красиво и свободно двигающийся парень или девушка при любых обстоятельствах будут привлекательны, не важно станет ли балет делом их жизни или нет,
- если бы ребенка мотивировали на занятия спортом или фитнесом не ради конкуренции, а ради повышения собственного качества жизни и объясняли, как это работает,
- если бы ребенка увлекали романтикой классической литературы и философии, как основами для осознания взаимодействия наших физической и духовной оболочек
- если бы ребенка поощряли инвестировать свое время и эмоции на создание искренних отношений с другими и объясняли, насколько это важно для чувственной природы оставаться всегда и везде человеком чутким, тактичным и сочувствующим,
- если бы ребенку прививали некий умеренный вкус, как фундамент внешней и внутренней привлекательности, а не тот нелепый китч, что является символом современного балета,
- если бы балет не вызывал страха и опасений, что ребенку через авторитет внушат, как норму, быструю миграцию морально нравственной границы - это когда между собой про "наетые булки" и "жирные ляжки", а на сцене - утонченность (это не просто тупо, это - страшно тупо. вообще не секси. не хотелось бы такого ни при каких обстоятельствах),

то такая русская школа балета привлекла бы внимание широких мировых масс и обрела популярность у современности. Но если же великие "торговцы блаженством" до сих пор полагают, что русский балет должен быть непременно через дыбу, розги и лучи поноса, то русские так и останутся как были - любопытными зверушками с классическим набором визуального ряда: березовая роща, балалайка, хор казаков, Путин с голой грудью на медведе и балет в колготках и с перьями. И это жаль.

Извиняюсь, что так много. Пора уже добить балетную тему. Теперь осталось Behavioral Finance. Так что продолжение будет.